Петр Поспелов - Призыв. Фрагмент репетиции Владимир Федосеев, БСО им. Чайковского. 2010. ГДРЗ

Владимир Николаев - Сквозь разбитые стекла (фрагмент) Оркестр MusicAeterna. Дирижер Валентин Урюпин. Пермь. Дягилевский фестиваль. 27 мая 2013

Петр Поспелов – Грузинская песня "Ожерелье". Слова народные, перевод Яна Гольцмана Елизавета Эбаноидзе, голос Кирилл Уманский, фп. Сортавала, Дом


Владимир Николаев. Танцы вокруг банановой кожуры Экскурс в прошлое. На заре увлечения электроникой. Симпатичная электронная вещица из далеких разбойных 90-х

Татьяна Герасимёнок - The Smell of Roses (2015) Экскурс в прошлое. На заре увлечения электроникой. Симпатичная электронная вещица из далеких разбойных 90-х

Татьяна Герасимёнок - Insomnia.Poison (2016) Экскурс в прошлое. На заре увлечения электроникой. Симпатичная электронная вещица из далеких разбойных 90-х

Татьяна Герасимёнок - The Creed (2015) Экскурс в прошлое. На заре увлечения электроникой. Симпатичная электронная вещица из далеких разбойных 90-х

Владимир Николаев - Японская сказка Стихи Арсения Тарковского Анатолий Горев, вокал

Петр Поспелов - Селима и Гассан Симфонический триптих. Концертный зал Чайковского. Финал Конкурса композиторов YouTube 2010


Петр Поспелов. Внук пирата: 2. Das Lied и la canzone «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Леонид Десятников - Свинцовое эхо на стихи Дж.М.Хопкинса, 1990 Уильям Пьюрфой, контратенор Роман Минц, скрипка Сергей Полтавский, альт Евгений

Павел Карманов - Подарок самому себе на день рождения Андрей Усов - Алексей Толстов - Вадим Холоденко 23.01.2012 Архиповский зал, Москва

Pavel Karmanov - THE WORD in BZF, St-Peterburg Youth chamber choir of St.Peterburg's Philharmonic society by Yulia Khutoretskaya. Павел Карманов - "СЛОВО"


Владимир Николаев - Геревень, балет Пермский театр оперы и балета Хореограф - Раду Поклитару Художественный руководитель - Теодор Курентзис

Владимир Мартынов - Войдите! (части 1, 2) Татьяна Гринденко, скрипка Ансамбль Opus Posth

Тарас Буевский - Концерт для фортепиано и струнного оркестра Наталья Богданова, камерный оркестр "Времена года", дир. Владислав Булахов. Международный фестиваль современной музыки "Московская


Vladimir Martynov - Spaces of latent utterance (2012) Vladimir Martynov - Spaces of latent utterance in DOM - 11-03-12

Александр Вустин - Памяти Бориса Клюзнера Для баритона и струнного квартета. 1977 На слова Юрия Олеши. Владимир Хачатуров, баритон. Струнный

Леонид Десятников - Лето: Толотная из цикла "Русские сезоны" (2003)

Петр Поспелов - Зимняя ночь на стихи Бориса Пастернака Лиза Эбаноидзе, сопрано Семен Гуревич, скрипка Анастасия Чайкина, скрипка Никита

Татьяна Герасимёнок - CERBERUS (2015) на стихи Бориса Пастернака Лиза Эбаноидзе, сопрано Семен Гуревич, скрипка Анастасия Чайкина, скрипка Никита

Владимир Мартынов - Бриколаж (фрагмент) Исполняет автор 23.02.2008 в КЦ ДОМ http://dom.com.ru/

Павел Карманов - Different Brooks для фортепианного квинтета. Таллинн, Eesti musika paevad. Владислав Песин и Марина Катаржнова, скр. Ася

Леонид Десятников - Путешествие Лисы на Северо-Запад для сопрано и симфонического оркестра на стихи Елены Шварц. Солистка - Венера Гимадиева (сопрано).

Владимир Мартынов - Стена сообщений (бриколаж) - Часть 1 Выступление на презентации книги "Время Алисы" Центральный Дом Художника 11.06.2010 Пятый московский международный открытый


Павел Карманов - Cambridge music Credo quartet. Премьера: Кембридж, 2008

Владимир Николаев - Геревень, балет Телесюжет. Пермь, октябрь 2012

Другие видео

Музыкальная критика



Николай Караченцов: "Я по природе ленив"

Николаю Караченцову, актеру, которого любит вся страна, сегодня исполняется 60 лет. За несколько дней до юбилея артист, назначивший интервью, метеором носился по театру, занимаясь всем сразу и общаясь с пятью-шестью людьми одновременно. Чтобы, несмотря ни на что, довести Караченцова до ленкомовской гримерки и все-таки задать ему несколько вопросов, корреспонденту ГАЗЕТЫ Глебу Ситковскому понадобился целый час и много терпения.

Газета / Среда 27 октября 2004
- Николай Петрович, мои коллеги...
- (Телефонный звонок. Караченцов берет трубку.) Але! Он! Леша, привет! Зашиваюсь, не могу говорить! Режиссер кто? Уточните, пожалуйста, кто режиссер, чтоб я знал, откуда выходить, где стоять. (Пауза.) Пускай они стоят на служебном входе, и скажите, чтоб группа меня полчаса подождала. Обнимаю, пока! (Отбой.) Так о чем это мы с вами?
- Вы знаете, Николай Петрович, коллеги, которым доводилось брать у вас интервью, жалуются на вас.
- Это на что же?
- Говорят, вы даете свои интервью с пулеметной скоростью, шпарите так, что даже с вопросом трудно встрянуть.
- Это потому, что, во-первых, дел своих хватает без вас. А во-вторых, некоторые вопросы повторяются, и, честно говоря, неохота мучиться, чтобы заново формулировать, раз уж у меня есть готовый ответ на вопрос. Человек иногда только рот раскроет, а я уже знаю, что надо ответить.
- У вас только с журналистами выработались сверхбыстрые реакции или вы от природы такой энерджайзер?
- Мне как раз вчера ваша коллега сказала, что пообщалась с ребятами из театра и они ей сказали, что у меня кличка такая - Энерджайзер.
- Я не знал, честное слово.
- Так и я не знал! Ну Колясик зовут или там Петрович... А про Энерджайзера не знал.
- У вас всегда такой темперамент был?
- Да дело не в темпераменте даже, а в ритме жизни. Я же понимаю, что давать интервью входит в мою профессию. Но... (Телефонный звонок. Караченцов берет трубку.) Але! Да! У себя! Только не говори никому, что я здесь! (Отбой.)
- Неужели никогда не напрягает этот сумасшедший ритм? Вы вообще расслабляетесь?
- Да нет... Бывает, конечно, иногда желание сбежать, уединиться, закрыться. На природе вот хорошо. Но не всегда это получается, и бывает, что по несколько месяцев без выходного дня. Но я не жалуюсь ни в коем случае. И если вам кто-то скажет, что ему надоели поклонники, журналисты, съемки, главные роли в театре, - не верьте. Кокетничает, врет. Девяносто восемь процентов артистов мечтают о такой жизни. Спасибо Богу, судьбе, Захарову, театру, что я могу жить такой жизнью.
- Если завтра скажут, что можно немного отдохнуть, вас это не порадует?
- Нет, ну на один денек можно сбежать и извлечь максимум радости из этого дня. Но если это растянется на неделю, то уже на третий-четвертый день я перестану понимать, что происходит. Я как-то раз разговаривал с Евгением Павловичем Леоновым, и он пожаловался мне, что много работы, наложились одна на другую четыре картины. И тут же, подумав, сам себя опроверг. «Ты знаешь, - сказал он, - как-то раз три дня не было ни одного телефонного звонка. Я так испугался!» Это он-то, такой востребованный актер, который везде снимался... (Смотрит на телефон.) О, пока мы с вами треплемся, уже пять сообщений на телефон пришло.
- Здорово. Но я продолжу. Мне видится одна психологическая нестыковка, которую вы мне сейчас, возможно, разъясните. С одной стороны, вы всю жизнь находитесь в бешеном неостановимом движении, а с другой - всю жизнь служите в одном театре. Ведь, как правило, ничего не менять в своей жизни свойственно людям спокойным и флегматичным, а холерики, подобные вам, любят крутые повороты, любят резко менять свою судьбу.
- Здесь два вопроса, я попробую ответить на оба. Я по природе ленив. Если бы я занимался другой профессией - ну, например, был бы художником, как мой отец, - то не написал бы ни одной картины. Искал бы мольберт, холст, откладывал бы начало работы на завтра, прикидывая, что сегодня лучше сосредоточиться и полежать. Сейчас же я занимаюсь работой, которая сама находит меня. Моя задача - найти золотую середину, от какой-то работы отказаться, на что-то согласиться. Но если я уже согласился, то меня будут обзванивать и говорить: завтра у вас съемка, послезавтра запись, а во столько-то - вылет самолета. Я, конечно, сам себя закручиваю, но такие условия мне подкидывает моя жизнь, моя профессия. А что касается перехода в другой театр, то это совсем другой вопрос. Я очень люблю свой театр. Где еще вы найдете такую сильную труппу? Я никогда не хотел уйти из «Ленкома». Надо испытать что-то очень тяжелое, получить как следует по морде, чтобы решиться уйти отсюда в никуда. Не хочу сказать, что у меня все всегда было так уж безоблачно. Но сцена этого театра для меня родная, она мне нравится. Я играю сейчас в четырех спектаклях, и это немало. Это здорово.
- Но вряд ли за тридцать лет вашей работы в театре вы, пользуясь вашими словами, ни разу не получали «по морде». Такого просто не бывает.
- Получал очень много раз. Но ведь есть негласное правило в профессии. Если тебе делают замечание, значит, верят, что ты можешь что-то в себе изменить. А вот если не делают замечаний, то это опасный симптом. Поэтому то, что мы получаем, а иногда даже и незаслуженно получаем... (Телефонный звонок. Караченцов берет трубку.) Але! Он! (Пауза.) У меня нет сейчас неформальной обстановки вообще. Завтра и послезавтра спектакли играю. А опять снимать меня за кулисами, как я выхожу на сцену, вряд ли интересно. О! Вы можете снять мой проход по улице. Только проход, не спрашивать ничего. Прошел и пошел. Целую, пока! (Отбой.)
Понимаете, дело ведь в том, что лицо театра определяет лидер. В театре «Ленком» лидер - Захаров, собравший наиболее звонкую актерскую команду. Главное, что он сумел создать такую атмосферу, при которой можно радоваться успеху другого. В нашей профессии есть ведь еще такой закон: заставь себя радоваться за партнера, если у него удачно выходит роль. Как только ты в душе порадуешься его провалу, ты сам станешь хуже играть. Мы связаны на сцене. Несмотря на все шутки про «террариум единомышленников»... Еще говорят «сотрупники», а сбор труппы - Иудин день. Но ведь в обычной семье тоже не все каждый день друг другу улыбаются, а бывает, что и сковородки летают...
- Театр, что там про него ни говори, - это конвейер. Каждый день спектакль, и влияние каждодневной рутины обязательно рано или поздно дает о себе знать. Что должен делать актер, выходя каждый день на сцену, чтобы не чувствовать себя конвейерным изделием?
- Это не объяснить человеку, который будет читать это интервью. Чтобы это понять, надо поступить в Школу-студию МХАТ, потом в театр... Это все равно что попросить физика простыми словами объяснить формулу, над которой он бился многие годы. Есть закон. Я обязан играть каждый спектакль так, будто он последний в жизни. Можно себя сегодня слегка подэкономить, завтра - а послезавтра, когда захочешь сыграть в полную силу, вообще уже не получится ничего. Организм запомнит это расслабленное состояние, и, как бы я ни старался себя вздрючить, будет истерика вместо темперамента, не будет органики и легкости. Второй закон - играй каждый спектакль так, как будто он первый. Чтобы ни один зритель не почувствовал, что артисту эта роль давным-давно обрыдла и он с ненавистью напяливает на себя этот костюм, выходя на сцену. Если такое происходит, нужно тут же прекратить играть эту роль или вообще уйти из профессии, потому что в моей профессии есть еще и третий закон: я обязан влюбиться в свою роль.
- Вы часто учитесь новому?
- Стараюсь - постоянно.
- Чему вы научились за последнее время?
- (Задумывается.) Ну вот не знаю, видели ли вы меня когда-нибудь по телевизору с детьми, которые стучат степ. Это школа искусств, которую я опекаю. И они меня этому учат. Ну вместе учимся, конечно. Есть такой педагог Николай Александрович Астапов, который меня спровоцировал на это. «Учись», - сказал он мне. И мне это интересно. Как только актер решит, что он все умеет, ему надо уходить. Захаров говорит, что актер обязан каждые пять лет обновлять арсенал своих выразительных средств. Во-первых, мы все меняемся. Представьте даму шестидесяти лет, которая использует те же краски, которыми она пользовалась в 15. Это же ужас будет. Во-вторых, меняется жизнь, мир вокруг нас, а в том числе и манера актерской игры. Нельзя отстать. Поэтому надо все время что-то открывать, учиться. Каждая новая роль - это белый лист.
(Телефонный звонок. Караченцов берет трубку.) Але! Привет, родной! Ну как дела-то? Мне сейчас не очень удобно говорить. (Пауза.) Не знаю, когда буду в следующий раз в Китае, но разговоры об этом идут. Вы еще долго в Москве? Не забывайте меня, и милости прошу в «Ленком». Пока, пока! (Отбой.) Вы понимаете, я всегда стараюсь, чтобы мои герои были не похожи на тех, что я играл раньше. Другое дело, что каждая роль все равно пропускается через меня, через мои нервы.
- Подсматриваете что-то в жизни?
- Всегда. Когда я был маленьким, моя мама учила меня, что неприлично подглядывать. Вообще неприлично! Неприлично заглядывать в чужие окна и так далее. А в институте нам стали говорить: вот вы шли на лекцию, заглянули в окно и теперь расскажите-ка, какая профессия у этих людей? Как давно они живут вместе? Меня провоцировали, чтобы мой глаз уловил то, что мне нужно, потому что мой предмет изучения - это человек. И в науке, кстати, самое большое белое пятно - это человек, и вся медицина узнала только ничтожную долю того, что на самом деле есть человек.
- Часто отказываетесь от ролей в кино, если они повторяют прежние?
- Конечно. Вот пример: картина «Человек с бульвара Капуцинов». Это была моя первая совместная работа с Аллой Суриковой. Она мне сначала предложила совсем другую роль, а я отказался, сказав, что я уже такое играл. Она говорит: ну почитайте сценарий, кого бы вы там хотели сыграть? Я ей сказал про ту роль, которую в результате сыграл Табаков. Там краски для меня есть интересные, неожиданные. Но добавил: будь я на вашем месте и имей такого артиста, как Табаков, я сам бы предложил роль ему, а не себе. И еще, сказал я ей, мне бы очень хотелось сыграть Билли Кинга. Но у вас там написан совсем другой человек - человек-гора, добрый увалень, который всех одним пальцем ломает. Его должен играть актер типа Бориса Андреева, каким он был в молодости. Так что, говорю я ей, не получится у нас с вами ничего, Алла Ильинична. А через день она мне звонит: давайте будем пробоваться на Билли. (Телефонный звонок. Караченцов берет трубку.) Але! Он! Нету! Ночью! Утром! Ищите с девяти до одиннадцати! Сейчас - кошмар! Целую нежно! (Отбой.) Вы представляете, вчера поздно пришел домой после спектакля, включаю в три часа ночи автоответчик, а там сто двадцать одно сообщение! Причем телефон у меня такой, что не предусматривает такого количества и поэтому сообщает мне сначала: «У вас больше двадцати сообщений». Это как в древней Руси: все, что больше десяти тысяч, - это тьма. Начал слушать - сто двадцать одно! Ну ладно, давайте дальше спрашивайте!
- Надо кормить семью, не правда ли? Приходится иногда соглашаться на то, что не нравится?
- К счастью, пока что деньги на все купленное мною в доме заработаны только моей профессией. Бывают предложения по бизнесу, еще что-то... Отношусь с опаской. Во мне нет коммерческой жилки. Есть люди, у которых получается, а у меня - нет. Организовать фирму или производство - это не для меня.
- Но вы же азартный человек.
- Ну да... Но чем я в этом бизнесе буду заниматься?
- Этикетку с лицом можно на какую-нибудь бутылку наклеить.
- А мне предлагали. У меня выходила кассета с мои песнями, и ее назвали «Высший пилотаж» - по названию одной из песен. И мне предложили: давайте выпустим водку с таким названием. Я им говорю: вы меня неправильно поняли. «Высший пилотаж» - не в этом смысле (делает характерный «водочный» жест), а в смысле профессии. Так и не решился. Если уж соглашаться на бизнес-предложения, то только от кого-то очень близкого. А вдруг какое-то темное дело? А вдруг вляпаюсь куда-то? Но никогда ни одного творческого человека я не упрекну в таких вещах, потому что знаю, как бедно живут актеры. О себе же могу сказать одно: если завтра появится какое-то интересное предложение, да еще хоть немного связанное с искусством, то почему бы и нет?
- Актерская профессия - это то, чем вам хотелось заниматься всегда-всегда? Нон-стоп? Без перерывов?
- С того момента, как я пришел 1 сентября в Школу-студию МХАТ и до сегодняшнего дня. У меня биография-то всего в три строки. Школа, институт, «Ленком». И мне так это нра-а-авится!

Мобилизован Ленинским комсомолом
Николай Петрович Караченцов родился в Москве 27 октября 1944 года. Отец - художник-график, много лет проработавший в «Огоньке»; мать, Янина Брунак, - балетмейстер. В старших классах стал заниматься в самодеятельной студии при ЦДТ, в 1963 году поступил в Школу-студию МХАТ. В 1967 году «Ленком», откуда в это время ушел Эфрос с командой, испытывал дефицит в молодых актерах и обратился к руководству Школы-студии МХАТ за помощью. Так выпускник Караченцов по распределению попал в труппу Театра имени Ленинского комсомола. Сыграл ряд ярких ролей в театре Марка Захарова, в том числе в спектаклях «Тиль», «Юнона и Авось», «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты», «Гамлет», 'Sorry', «Шут Балакирев». Всенародную славу принесли ему роли в фильмах «Старший сын», «Собака на сене», «Трест, который лопнул», «Человек с бульвара Капуцинов». Среди последних работ - роли в телесериалах «Королева Марго», «На углу у Патриарших», «Досье детектива Дубровского». Народный артист России.

Pavel Karmanov Oratorio 5 Angels (Best sound) Yulia Khutoretskaya Young chamber choir+ One Orchestra Pavel Karmanov Oratorio 5 Angels Yulia Khutoretskaya & The Young chamber choir & The

Leonid Desyatnikov - Tango Eva Bindere - violin Maxim Rysanov - viola Peteris Cirksis - violoncello Leonid Desyatnikov


Владимир Мартынов - Stabat Mater Ансамбль Opus posth Хоры "Сирин" и "Алконост" п/у Татьяны Гринденко

Павел Карманов - «День Первый» для смешанного хора и чтеца. Максим Новиков (альт), Евгения Лисицына (орган). Молодежный камерный хор


Петр Поспелов – Грузинская песня "Ожерелье". Слова народные, перевод Яна Гольцмана Елизавета Эбаноидзе, голос Кирилл Уманский, фп. Сортавала, Дом

ТПО Композитор - Детские игры - Москва, "Возвращение", 2009 Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова песни Екатерины Поспеловой. Для большого ансамбля

Татьяна Герасимёнок - The Creed (2015) Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова песни Екатерины Поспеловой. Для большого ансамбля

Джон Кейдж. Лекция о ничто Российское ТВ, 1992. «Лекцию о ничто» исполняют: Владимир Чинаев Алексей Любимов Герман Виноградов

Павел Карманов - Funny Valentine для альта и арфы (2012) Максим Новиков, Валентина Борисова. Звук - Александр Волков, Александр Михлин. (c) Maxim Novikov 2013

Петр Поспелов - Зимняя ночь на стихи Бориса Пастернака Лиза Эбаноидзе, сопрано Семен Гуревич, скрипка Анастасия Чайкина, скрипка Никита

Павел Карманов - Семь минут до Рождества Эрмитажный театр 14.01.2011 Иван Бушуев, флейта. Марина Катаржнова, скрипка. Владислав Песин, скрипка. Лев Серов

Vladimir Martynov - Spaces of latent utterance (2012) Vladimir Martynov - Spaces of latent utterance in DOM - 11-03-12

Владимир Мартынов - Дети выдры Хуун_Хуур-Ту Opus Posth п/у Татьяны Гринденко Хор «Млада» (Пермь) Фрагменты премьеры в Перми, 17

Владимир Мартынов - Этюд «На пришествие героя» Одиннадцатый Фестиваль Работ Владимира Мартынова, 10.03.2012, ДОМ

Юрий Акбалькан - Гнездо птеродактиля для блокфлейты. В исполнении автора

Павел Карманов - Forellenquintet NoName Ensemble 2012 Дир. Марк Булошников. Безухов-кафе, Нижний Новгород

Антон Батагов - Джон Кейдж жил на углу 6-й авеню и 18-й улицы Видео: Алиса Наремонти New York City 2012 Эта музыка включает в себя аудиозапись, сделанную


Павел Карманов - Cambridge music Владилав Песин, скр. Максим Новиков, альт Ольга Демина, влч. Петр Айду, фп. Видео и

Леонид Десятников - Колхозная песня о Москве из к/ф «Москва» New Era Orchestra (Киев). Дирижер Татьяна Калиниченко Киев, Гогольфест, Сентябрь 2010

Царица Эмма Слова Екатерины Поспеловой Музыка Петра Поспелова Солисты, хор и оркестр театра "Новая опера" Вставной

Леонид Десятников - Эскизы к Закату Секстет для скрипки, флейты, кларнета, контрабаса и фортепиано

Pavel Karmanov - Twice a Double concerto 3-04-11 fine sound Olga Ivousheykova - baroque fluteMaria Chapurina - FlutePaolo Grazzi - baroque oboe Alexei Utkin


Петр Поспелов - Мне Бригитта скажет Слова и музыка Петра Поспелова Исполняют Елизавета Эбаноидзе и Семен Гуревич. За роялем -

ТПО "Композитор" - Jeux d'enfants Детские игры - Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова Екатерины Поспеловой -

Владимир Тарнопольский - Jenseits der Schatten Ансамбль musicFabrik, дирижер Вольфганг Лишке


Владимир Мартынов - Войдите! (части 3, 4) Татьяна Гринденко, скрипка Ансамбль Opus Posth

Другие видео