Татьяна Герасимёнок - BOHEMIAN ALGAE (2017) "Bohemian Algae" is the Sacred Ritual of the Holy Trinity. Preface: "The world –

Петр Поспелов - Призыв БСО им. П.И.Чайковского Дирижер Владимир Федосеев 29.12.2010, Дворец на Яузе, Москва

Петр Поспелов - Двенадцатая ночь - Первая песня Оливии Стихи - Анна Алямова Оливия - Елизавета Эбаноидзе Анастасия Чайкина, скрипка Валерия

Pavel Karmanov - Twice a Double concerto 3-04-11 fine sound Olga Ivousheykova - baroque fluteMaria Chapurina - FlutePaolo Grazzi - baroque oboe Alexei Utkin

Pavel Karmanov Oratorio 5 Angels (Best sound) Yulia Khutoretskaya Young chamber choir+ One Orchestra Pavel Karmanov Oratorio 5 Angels Yulia Khutoretskaya & The Young chamber choir & The

Петр Поспелов - Пипо растельмоз Квартет имени Э. Мирзояна и Мария Федотова, флейта Первая скрипка - Арам Асатрян Вторая

Павел Карманов - Cambridge music Таллинн, Eesti musika paevad. Ася Соршнева, скрипка. Марина Катаржнова, альт. Петр Кондрашин, влч. Петр


Александр Вустин - Багатель из проекта "Петрушка". Оливер Триндль, фп.

Джон Кейдж. Лекция о ничто Российское ТВ, 1992. «Лекцию о ничто» исполняют: Владимир Чинаев Алексей Любимов Герман Виноградов

Дорога Фильм Алексея Ханютина - Музыка Павла Карманова

ТПО Композитор - Детские игры - Москва, "Возвращение", 2009 Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова песни Екатерины Поспеловой. Для большого ансамбля

Юрий Акбалькан - Гнездо птеродактиля для блокфлейты. В исполнении автора

Павел Карманов - «День Первый» для смешанного хора и чтеца. Максим Новиков (альт), Евгения Лисицына (орган). Молодежный камерный хор

Георг Пелецис - Владимир Мартынов. Переписка Алексей Гориболь, Полина Осетинская. Дом музыки

Александр Вустин - Памяти Бориса Клюзнера Для баритона и струнного квартета. 1977 На слова Юрия Олеши. Владимир Хачатуров, баритон. Струнный

Vladimir Martynov - Spaces of latent utterance (2012) Vladimir Martynov - Spaces of latent utterance in DOM - 11-03-12

Леонид Десятников - Эскизы к Закату Секстет для скрипки, флейты, кларнета, контрабаса и фортепиано

Павел Карманов - Струнный кваРЕтет Таллинн, Eesti musika paevad. Владислав Песин, скрипка. Марина Катаржнова, скрипка. Ася Соршнева, альт. Петр

Pavel Karmanov - Music for Firework concert version by Alexei Khanyutin The Posket symphony, Nazar Kozhukhar Назар Кожухарь Карманов Ханютин

Владимир Мартынов - Игры ангелов и людей Мистерия (фрагмент): Литания Богородице. Игры ангелов и людей (2000) Москва, 28.11.2011, Костёл Непорочного

Петр Поспелов. Внук пирата: 2. Das Lied и la canzone «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Петр Поспелов. Внук пирата. 6. Свадебный гимн «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Царица Эмма Слова Екатерины Поспеловой Музыка Петра Поспелова Солисты, хор и оркестр театра "Новая опера" Вставной

Леонид Десятников - Возвращение для гобоя, кларнета, двух скрипок, альта и виолончели Премьера на фестивале "Возвращение", январь 2007

Владимир Николаев - Сквозь разбитые стекла (фрагмент) Оркестр MusicAeterna. Дирижер Валентин Урюпин. Пермь. Дягилевский фестиваль. 27 мая 2013

Петр Поспелов - Призыв. Фрагмент репетиции Владимир Федосеев, БСО им. Чайковского. 2010. ГДРЗ

Петр Поспелов. Внук пирата. 1. Увертюра «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Pavel Karmanov - Force major (2010) studio record for 2 Violins & 2 Pianos - Elena Revich, Marina Katarzhnova (violins) Vadym Kholodenko

Владимир Николаев - Геревень, балет Пермский театр оперы и балета Хореограф - Раду Поклитару Художественный руководитель - Теодор Курентзис


Другие видео

Музыкальная критика



Морская история

Буклет Мариинского театра к премьере оперы Дж. Верди «Симон Бокканегра» / Суббота 06 февраля 2016
Известный исследователь творчества Верди Джулиан Будден заметил, что «Симон Бокканегра» – опера, которую ценители любят, а обычная публика почти не знает. Несмотря на то что «Бокканегра» – редкий гость не только на отечественных, но и на мировых сценах, зрители Мариинского театра встретятся с этой оперой не впервые: в 2007 году она уже звучала здесь в концертном исполнении.
«Вместо одного окна я сделал бы несколько, до самой земли; терраса; в глубине я бы повесил вторую драпировку, с луной, лучи которой скользят по морю, и чтобы зрителям было это видно. Море наполнит ниспадающую драпировку своим блеском. Если бы я был художником, я бы, без сомнения, сделал прекрасную сцену: простую, но очень эффектную» – так описывал Джузеппе Верди нужную ему постановку его самой странной оперы, «Симон Бокканегра».
Почему самой странной? Для современников – потому, что так никто не писал, особенно в Италии. Для наших современников – потому, что это совсем непривычный Верди.
Знатоки часто говорят, будто Верди – это по крайней мере два композитора, ранний и поздний. Поздний Верди – автор «Отелло» и «Фальстафа», человек, испытавший влияние музыкальной драмы Вагнера и вдумчивый композитор. А ранний – блестящий итальянец, младший товарищ Доницетти и Беллини, романтик и мелодист и, разумеется, композитор, многие традиционные работы которого потом перекроил Верди поздний.
К таким примерам позднейшей переработки относится и «Симон Бокканегра»; однако в отличие, например, от «Макбета», где композитор переписывал почти привычную оперу в традиции бельканто, «Бокканегра» уже на премьере в 1857 году современников удивил. И удивил неприятно: главному герою, баритону, практически не давали петь. Мелодекламация до самого финала – вот все, на что могла рассчитывать звезда в заглавной партии. И это во времена, когда к услугам баритонов были не только «Пуритане» Беллини и «Трубадур» самого Верди, пусть не с главными, но с козырными ролями, а еще и «Севильский цирюльник» Россини – со сложной, красивой и запоминающейся партией.
Вообще в опере было, по мнению современников, подозрительно мало ярких мелодий, зато много невнятицы, и «Бокканегра» не то чтобы с треском, но все-таки провалился. И отправился на полку – ждать второй редакции, которая и позволила опере состояться по-настоящему.
Нет, Верди зря сожалел, что он не художник: он же был композитором. Первая странность «Симона Бокканегры» – в этой опере есть пейзаж без людей, или, точнее, настоящий романтический пейзаж, отражающий душу человека. То есть то, чего в операх Верди практически не бывает. И создают его не певцы, как Верди пробовал сделать в «Риголетто» (там гром гремит голосами хора), а оркестр.
Из этого пейзажа вырастает вся опера: интродукция, открывающая пролог, – завораживающее море. Постоянное движение мелодии не прекращается с появлением первых персонажей (а заняты они тем, чтобы устроить избрание корсара Симона Бокканегры дожем Генуи), а прячется в подкладку. Вездесущее море создает характер главного героя: по тому, как дирижер прочитает первые такты, можно с уверенностью угадать, ждет нас рассказ о мужественном герое, как у Клаудио Аббадо, или о мудром правителе, как у Массимо Дзанетти, или о суровом человеке моря, как у Фабио Луизи. В интродукции Верди дает ресурс для множества прочтений, от мелодраматических страданий в исполнении Мюнг Вун Чунга до зловещей идиллии Франческо Молинари-Праделли.
Совсем другой морской пейзаж вводит первый акт и знакомит нас с героиней истории, Амелией. Здесь по морской глади разливается тот самый лунный свет, о котором писал Верди. Девушка не знает, что на самом деле она дочь Бокканегры, но это хорошо слышно публике: трепещущие юные скрипки узнаваемо поддерживают и качают на волнах низкие струнные, грустная тема в духовых отзывается эхом рассказа Симона о его пропавшем ребенке. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Амелия заговаривает со своим возлюбленным Габриэлем Адорно о красоте моря: это не просто морская история, это история людей, для которых море – целый мир.
Оперы Верди всегда говорят о людях, но вот вторая странность – самая человеческая и самая оперная эмоция, романтическая любовь, здесь не играет существенной роли. Конфликт «Симона Бокканегры» во второй редакции лежит в плоскости музыкальной: это противоположение двух музыкальных языков, двух ярких типов музыкального существования.
Вокальные партии в «Бокканегре» зачастую сводятся к пению на одной повторяющейся ноте при меняющихся гармониях в оркестре, здесь нет характерных для бельканто украшений и распевов – вокальная интонация приближается к речевой. Для современников Верди такая манера была новой и странной, и земляки упрекали его в том, что он забыл свой край родной и пошел за Вагнером. В партии Бокканегры действительно почти «нечего петь», как, кстати, и в другой знаменитой баритоновой партии, партии Дон Жуана в одноименной опере Моцарта. Но если Дон Жуан постоянно перенимает музыкальные приемы, характеризующие собеседников, и таким образом заполняет мир оперы, то Симон растворен не в других людях, а в пейзаже, в политике, сосредоточен на своем долге перед родиной и на своей власти. Поэтому даже в самые эмоциональные моменты он не отпускает себя на волю, не разливается пышными мелодиями и не встраивается в привычные мелодические структуры. Так, поверяя Адорно секрет о том, что Амелия – его дочь, Бокканегра фактически говорит на одной ноте; в оркестре тоже нет никакой бури, подсказывающей слушателю, что на самом деле происходит у дожа в душе, – низкие инструменты только задают ритм ударам сердца редкими аккордами, как будут поддерживать горькую интродукцию к арии другого одинокого правителя, Филиппа II в «Доне Карлосе».
Но вот кому есть что петь в самом традиционном понимании, так это антагонисту Бокканегры, Фиеско. Партия Фиеско написана для низкого баса, голоса, который ассоциируется с царями и пророками; его дело – обличать, провозглашать, предрекать, вещать. Фиеско получает довольно простые мелодии, требующие тяжелого и мощного звучания, а не только красоты тембра; это степенная, статичная выразительность. На протяжении всей оперы у него довольно много небольших, но очень ярких выходов. Само его сценическое присутствие построено на монологах: партия начинается арией, и дальше в ансамблях, вплоть до самого финала, его голос звучит словно бы автономно.
Еще разительнее с партией Симона контрастирует теноровая партия Адорно, почти без изменений перенесенная Верди из первой редакции оперы. Здесь композитор использует не только свои фирменные решения для теноровых партий, вроде появления с песней из-за сцены, но и стандартные для итальянской оперы середины XIX века музыкальные формы: Адорно характеризуют арии привычного типа, примечательные разве только высокими нотами, он говорит гораздо более традиционным музыкальным языком, чем Бокканегра. Словом, тенор, хотя и обладает большой партией, на самом деле отступает на второй план; и это тоже немного странно. Почему? Возможно, потому, что и взглядов он сперва придерживается устаревших: когда мы встречаемся с ним, он замышляет против дожа, а значит, не хочет принять такую важную для Верди идею объединения Италии.
Любовь к Италии как единой родине заставляет дожа впервые запеть по-настоящему. Дож обращается к участникам очередного мятежа: «Плебеи!» Затем, повышая интонацию: «Патриции!» И еще выше: «Народ!» В этих восклицаниях собирается эмоция, как вода в грозовых облаках, которая дальше проливается мощным гимном. В этом гимне всего два коротких куплета, каждый из которых можно разделить пополам. Оба они симметричны, однако в вокальной партии слышны маленькие ритмические вариации – они нужны не только для того, чтобы избежать монотонности, но и чтобы расставить смысловые акценты: дож призывает прекратить усобицы и войны с соседями. Голос почти все время поддерживают только струнные, и лишь один раз весь оркестр собирается и бушует, когда дож описывает хаос и ужас вражды: «Вы готовы растерзать друг друга в домах своих братьев».
Во втором куплете и певец, и оркестр ведут более плавные линии, минор сменяется мажором. Музыка Верди здесь поднимается до невероятных красоты и благородства – в полном согласии со словами, вдохновленными письмами Франческо Петрарки. Ткань оперы прорывает безудержная эмоция, и все голоса – и хор, и солисты – сливаются в прославлении мира. Даже мрачное отчаяние Фиеско словно бы тонет в общем хоре гармонии и примирения, зато выделяется высокий и чистый голос – Амелия распевает слово «мир».
И еще о странностях: в «Симоне Бокканегре» всего одна женская партия, а так во времена Верди было не принято; и вообще большинство персонажей поют баритоном или басом, кроме jeune premier Адорно. Правда, есть еще микроскопическая партия служанки Амелии, но и ту на премь¬ере первой редакции исполнял бас.
Такие вокальные краски позволяют композитору передать мрачную атмосферу, заставить музыку дышать суровым морским воздухом и закрепить постоянное ощущение вражды. Важны здесь также пейзаж и батальные сцены. Они происходят за кадром, но энергичное звучание оркестра с четким ритмом и при этом словно бегущей басовой линией говорит с публикой понятнее и страшнее, чем если бы ей пришлось смотреть на толпу статистов с бутафорскими мечами. Здесь Верди поступает как искусный драматург: он прерывает действие антрактом, но третий акт начинается звучащей при закрытом занавесе интродукцией, которая повторяет и продолжает музыку сражения в финале второго акта.
Казалось бы, Верди не чинит препон тем, кто хотел бы ходить в оперу отдыхать и развлекаться: прозрачный оркестр, арии, которым невозможно не подпевать, мелодии, которые удобно слушать даже тому, кто не привык к академической музыке. Но еще Верди – безза¬стенчивый в своей страстности драматург, игрок оркестровыми и пев-ческими тембрами, мастер, способный несколькими музыкальными фразами безупречно передать как ситуацию, так и эмоцию.
Петр Поспелов. Внук пирата. 6. Свадебный гимн «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Татьяна Герасимёнок - The Creed (2015) «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Sergey Khismatov - To the left II | souvenir No name ensemble cond. Mark Buloshnikov

Павел Карманов - Cambridge music Владилав Песин, скр. Максим Новиков, альт Ольга Демина, влч. Петр Айду, фп. Видео и

Леонид Десятников - Эскизы к Закату Секстет для скрипки, флейты, кларнета, контрабаса и фортепиано

Владимир Мартынов - Бриколаж (фрагмент) Исполняет автор 23.02.2008 в КЦ ДОМ http://dom.com.ru/

Леонид Десятников - Second hand "Отзвуки, транскрипции, посвящения" Концерт в Малом зале СПБ Филармонии 16.10.2010 Artstudio "TroyAnna"

Леонид Десятников - По канве Астора Екатерина Апекишева, фп. Роман Минц, скрипка Максим Рысанов, альт Кристина Блаумане, виолончель

Владимир Мартынов - Войдите! (части 3, 4) Татьяна Гринденко, скрипка Ансамбль Opus Posth

Владимир Николаев - Геревень, балет Пермский театр оперы и балета Хореограф - Раду Поклитару Художественный руководитель - Теодор Курентзис

Владимир Мартынов - Этюд «На пришествие героя» Одиннадцатый Фестиваль Работ Владимира Мартынова, 10.03.2012, ДОМ


Петр Поспелов – Бог витает над селом – Стихи Тараса Шевченко Лиза Эбаноидзе, сопрано. Наталия Рубашкина, меццо-сопрано. Анастасия Чайкина, скрипка. Людмила Бурова, фортепиано Концерт памяти



Владимир Николаев - Сквозь разбитые стекла (фрагмент) Оркестр MusicAeterna. Дирижер Валентин Урюпин. Пермь. Дягилевский фестиваль. 27 мая 2013

Павел Карманов - «День Первый» для смешанного хора и чтеца. Максим Новиков (альт), Евгения Лисицына (орган). Молодежный камерный хор

Царица Эмма Слова Екатерины Поспеловой Музыка Петра Поспелова Солисты, хор и оркестр театра "Новая опера" Вставной

Антон Батагов - Бодхичарья-Аватара Поет верховный лама Калмыкии Тэло Тулку Ринпоче

Петр Поспелов - Двенадцатая ночь - Первая песня Оливии Стихи - Анна Алямова Оливия - Елизавета Эбаноидзе Анастасия Чайкина, скрипка Валерия

Pavel Karmanov - Force major (2010) studio record for 2 Violins & 2 Pianos - Elena Revich, Marina Katarzhnova (violins) Vadym Kholodenko

ТПО "Композитор" - Jeux d'enfants Детские игры - Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова Екатерины Поспеловой -

Pavel Karmanov Second Snow on the Stadium by Kevork Mourad - Maxim Novikov - Petr Aidu Maxim Novikov Arts Production— в Spring Music Academy.


Петр Поспелов - Искатели жемчуга в Яузе Кантата для сопрано, облигатной трубы, ансамбля и камерного оркестра Москва, Дворец на Яузе, 31.12.2011.

ТПО Композитор - Детские игры - Москва, "Возвращение", 2009 Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова песни Екатерины Поспеловой. Для большого ансамбля

Квинтет Квинтет памяти музыканта написан по заказу Алексея Гориболя и Рустама Комачкова для вечера памяти


Pavel Karmanov - The City I Love and Hate - in Perm Dyagilev fest 2013 Alexei Lubimov,Elena RevichVadim TeyfikovSergey PoltavskiIgor BobovichLeonid BakulinOrgel Hall Perm, RussiaDyagilev fest 2013CULTURESCAPESFestival, Baselcomissionedlisten and

Pavel Karmanov - Twice a Double concerto 3-04-11 fine sound Olga Ivousheykova - baroque fluteMaria Chapurina - FlutePaolo Grazzi - baroque oboe Alexei Utkin

Леонид Десятников - Подмосковные вечера Главная тема фильма Обработка для скрипки и струнного ансамбля Романа Минца Роман Минц, скрипка

Павел Карманов - Funny Valentine для альта и арфы (2012) Максим Новиков, Валентина Борисова. Звук - Александр Волков, Александр Михлин. (c) Maxim Novikov 2013

Другие видео