Петр Поспелов - Двенадцатая ночь - Первая песня Оливии Стихи - Анна Алямова Оливия - Елизавета Эбаноидзе Анастасия Чайкина, скрипка Валерия

Владимир Мартынов - Stabat Mater Ансамбль Opus posth Хоры "Сирин" и "Алконост" п/у Татьяны Гринденко

Владимир Мартынов - Войдите! (части 5, 6) Татьяна Гринденко, скрипка Ансамбль Opus Posth

Петр Поспелов - Петя и Волк 2 Продолжение музыкальной сказки С.С.Прокофьева. Российский национальный оркестр. Дирижер Владислав Лаврик. Рассказчик Александр Олешко

Владимир Николаев - Японская сказка Стихи Арсения Тарковского Анатолий Горев, вокал



Встреча с Леонидом Десятниковым Дягилевский фестиваль 2015 Модератор: Елена Черемных, музыкальный критик

Петр Поспелов - Жди меня на слова Константина Симонова (1941). Лиза Эбаноидзе, сопрано. Семен Гуревич, скрипка. Петр Поспелов, фп.

Pavel Karmanov Second Snow on the Stadium by Kevork Mourad - Maxim Novikov - Petr Aidu Maxim Novikov Arts Production— в Spring Music Academy.

Петр Поспелов. Внук пирата. 1. Увертюра «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Павел Карманов - Семь минут до Рождества Эрмитажный театр 14.01.2011 Иван Бушуев, флейта. Марина Катаржнова, скрипка. Владислав Песин, скрипка. Лев Серов

Александр Вустин - Багатель из проекта "Петрушка". Оливер Триндль, фп.

Павел Карманов - Funny Valentine для альта и арфы (2012) Максим Новиков, Валентина Борисова. Звук - Александр Волков, Александр Михлин. (c) Maxim Novikov 2013

Павел Карманов - «День Первый» для смешанного хора и чтеца. Максим Новиков (альт), Евгения Лисицына (орган). Молодежный камерный хор

Pavel Karmanov - Music for Firework concert version by Alexei Khanyutin The Posket symphony, Nazar Kozhukhar Назар Кожухарь Карманов Ханютин

Леонид Десятников - Эскизы к Закату Секстет для скрипки, флейты, кларнета, контрабаса и фортепиано


Квинтет Квинтет памяти музыканта написан по заказу Алексея Гориболя и Рустама Комачкова для вечера памяти

Pavel Karmanov - Innerlichkeit - Photos by astronaut A_Skvortsov Pavel Karmanov - Innerlichkeit , Photos by astronaut A. Skvortsov Peter Aidu (Piano), Ivan

Татьяна Герасимёнок - Insomnia.Poison (2016) Pavel Karmanov - Innerlichkeit , Photos by astronaut A. Skvortsov Peter Aidu (Piano), Ivan

Владимир Николаев - Игрища Музыкальное представление Видео с концерта фестиваля «Другое пространство». Москва. 20 июня

Леонид Десятников - Путешествие Лисы на Северо-Запад для сопрано и симфонического оркестра на стихи Елены Шварц. Солистка - Венера Гимадиева (сопрано).

Царица Эмма Слова Екатерины Поспеловой Музыка Петра Поспелова Солисты, хор и оркестр театра "Новая опера" Вставной

Павел Карманов - Cambridge music Владилав Песин, скр. Максим Новиков, альт Ольга Демина, влч. Петр Айду, фп. Видео и

Владимир Мартынов - Этюд «На пришествие героя» Одиннадцатый Фестиваль Работ Владимира Мартынова, 10.03.2012, ДОМ


ТПО Композитор - Детские игры - Москва, "Возвращение", 2009 Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова песни Екатерины Поспеловой. Для большого ансамбля

Тарас Буевский - К ТЕБЕ ВОЗВЕДОХ ОЧИ МОИ Концерт для смешанного хора a cappella на тексты псалмов Давида. Псалмы 122 (1), 5

Леонид Десятников - Second hand "Отзвуки, транскрипции, посвящения" Концерт в Малом зале СПБ Филармонии 16.10.2010 Artstudio "TroyAnna"

Петр Поспелов – Грузинская песня "Ожерелье". Слова народные, перевод Яна Гольцмана Елизавета Эбаноидзе, голос Кирилл Уманский, фп. Сортавала, Дом

Дорога Фильм Алексея Ханютина - Музыка Павла Карманова

Другие видео

Музыкальная критика



Превзойти учителя

В Мариинском театре во время фестиваля «Звезды белых ночей» прозвучали «Уроки любви и насилия» Джорджа Бенджамина и Мартина Кримпа – одна из самых важных партитур современного музыкального театра, в которой авторы и режиссер почти поменялись местами.

Большой театр, журнал / Понедельник 11 ноября 2019
В Мариинском театре во время фестиваля «Звезды белых ночей» прозвучали «Уроки любви и насилия» Джорджа Бенджамина и Мартина Кримпа – одна из самых важных партитур современного музыкального театра, в которой авторы и режиссер почти поменялись местами.
О любви и смерти, о жестокости и невыполнимых условиях, о принуждении и насилии опера повествует с самого своего рождения. Но до середины ХIХ века драматурги и композиторы позволяли милосердию и справедливости восторжествовать в финале, а когда торжествующий романтизм потребовал отменить хэппи-энды и упиваться трагичностью бытия, справедливость надела на себя одежды мести. Так или иначе, порочный круг замыкался, конфликт разрешался (в том числе с помощью стремительных оркестровых кадансов и эффектно падающего занавеса). Над сюжетными перипетиями царили светлые гармонии: прощение и нежность, даже если отсутствовали в декларациях персонажей, давали о себе знать из оркестровой ямы; любовь высшая, божественная, сконцентрированная в понятии pietà, растворялась в музыке и оказывалась внеположна насилию. Возможно, впервые pietà по-настоящему уступила жестокости в вердиевском «Отелло». Возможно, именно тогда для оперного театра – с опережением на четырнадцать лет – начался ХХ век: эпоха, узаконившая насилие как норму и главный инструмент разрешения конфликтов. И даже если отсчитывать его по календарю, одной из главных партитур окажется пуччиниевская «Тоска» (премьера которой состоялась в 1900 году) с ее обвинительным пафосом: «Tal violenza!» (Какое насилие!).
ХХ век изменил представление об оперном театре не только созданием новых произведений с новыми конфликтами. Режиссерский театр, замешанный (и помешанный) на логике действия, неминуемо переводит разговор о сюжете и его поворотах в разговор о событиях и их последствиях. И как естественное следствие этого процесса – выводит на первый план этический аспект. Поэтому так важны в спектаклях оказываются второстепенные бессловесные персонажи-наблюдатели, обрамляющие действие: их реакция на события выполняет роль своего рода посредника между героями и публикой. Часто в этом качестве работают персонажи-дети: их присутствие и активное участие в действии сообщает разворачивающейся истории собственно историческое, вертикальное измерение, маркирует те самые последствия, выведенные за рамки сюжета и истории отдельных героев – последствия глобальные, развернутые в социальную и историческую перспективу. Достаточно упомянуть некоторых: сын Банко, хватающий пистолет в финале «Макбета» Эдриана Ноубла; дочь Шинкарки и дети Бориса в «Борисе Годунове» Каликсто Биейто; Флавий – в минимум трех «Роделиндах» (Дэвида Олдена, Ричарда Джонса, Клауса Гута) – воспринимающий идею непрерывности насилия и усваивающий ее как единственно верную. Хэппи-энд старой оперы то и дело отменяется и переворачивается: невозможна справедливость и благоденствие там, где дети наблюдают то физическое, то психологическое насилие.
Логично, что такой тип театра породил произведения, в нём как будто уже не нуждающиеся – то есть изначально выстроенные авторами так, как ставил бы режиссёр. Композитор Джордж Бенджамин и драматург Мартин Кримп, пожалуй, дошли в своей работе до предела: в их «Уроках любви и насилия» (Lessons in Love and Violence) использованы едва ли не все приёмы театра XX века, помешанного на этике и насилии – и на уровне текста, и на уровне сопряжения сцен, и на уровне музыкальной драматургии.
Интерпретативное, режиссёрское зерно тоже стало частью партитуры. Мартин Кримп берёт за основу пьесу Кристофера Марло «Эдуард Второй», но его текст роднит с текстом Марло только фабула: Король лишается власти, а затем и жизни из-за того, что своего фаворита Гавестона предпочитает семье и заботам о государстве; его сын получает корону и распоряжается своей новой властью сообразно тому, что успел увидеть и усвоить. Для Марло важны события – так, юный принц возникает в его драме тогда, когда ему приходит время совершать поступки. Кримп же вооружен всем опытом театра и жизни прошедших с тех пор столетий, и сына короля он выводит не деятелем, а почти молчаливым, но исключительно внимательным свидетелем.
Так же, как из пьесы Марло и всей толщи эстетического опыта, наросшей над ней за четыреста с лишним лет, вышивает свою историю Мартин Кримп, европейское музыкальное наследие препарирует и Джордж Бенджамин. В его оркестре множество аллюзий, заставляющих говорить и о британской музыкальной традиции, и о современной континентальной музыке, вспоминать Бриттена, Пёрселла, Генделя, Моцарта, Мессиана, Булеза, искать множество сходств – и не находить, потому что Бенджамин говорит от себя. Без нарочитости игнорируя современное и несовременное, принятое и новаторское, обыденное и исключительное, Бенджамин работает с оперой как с актуальным и постоянно создающим себя жанром.
В том числе – жанром, который пытается понять собственную природу между музыкой (искусством только для слуха) и зрелищем (в пределе – использующем музыку как сопровождение, необязательный аккомпанемент). Король и его жена ценят музыку: в театре для них звучит Плач Давида о смерти Саула и Ионафана, и хотя прямых цитат из Генделя расслышать нельзя, апелляция к культурной памяти столь же несомненна, сколь и анахронична. Когда престол получит Молодой король (Эдуарда III, как и его отца, Эдуарда II, Кримп лишает имени), он запретит музыку: своей матери он предложит зрелище, отсылающее к гамлетовской «Мышеловке». Запретят ли театр – как место музыки или как место зрелищ – наследники Молодого короля? Однако несмотря на декларативную отмену музыки, звуковая вселенная Бенджамина не меняется в этот момент. В его партитуре музыка от театра неотделима. Но здесь-то и кроется, возможно, самая большая ловушка для интерпретации. Какого рода зрелище окажется адекватным такой партитуре?
«Уроки любви и насилия» – третье совместное сочинение Бенджамина и Кримпа. Предыдущую их оперу – «Написано на коже», созданную по заказу фестиваля в Экс-ан-Провансе, – в Москве видели два года назад в хрестоматийной постановке Кэти Митчелл. Здесь Кримп и Бенджамин так же проектировали историю из прошлого (средневековый разо о съеденном сердце) в современность. Ангелы Бенджамина–Кримпа учились любви и насилию у людей, люди у ангелов – искусству и познанию. Спектакль Митчелл заключает действие в эффектную ячеистую декорацию. Он наглядно соединяет вымышленное прошлое и – внутри прошлого – придумываемое будущее, где ангелы действуют как криминалисты, а тени со страниц старинных баллад обретают плоть и желания. Мультиэкранная картинка отчасти заслоняет собой филигранную вязь музыки и изысканную сложность текста, поэтому можно сказать, что петербуржцам в знакомстве с оперой повезло больше: в том же 2017-м в Мариинском театре они услышали «Написано на коже» в полуконцертной версии Джека Фернесса и дирижера Оливера Зеффмана, лаконичной в использовании режиссерского инструментария и точной в музыкальных акцентах.
Два года спустя эта же постановочная команда привезла в Мариинский театр свой вариант «Уроков», снова предлагающий альтернативу визуально перегруженному и густонаселенному спектаклю Кэти Митчелл (в ее версии состоялась мировая премьера в Королевской опере Ковент-Гарден). Лаконичная и жесткая работа с пространством, выстраивание альянсов и оппозиций, драматургия взглядов и жестов – несомненно заслуга Джека Фернесса. Но неотъемлемой частью зрелища становятся жесты артистов оркестра, согласно партитуре меняющих три-четыре сурдины, работающих с огромным арсеналом перкуссии, шаманящих с венгерскими цимбалами. Оркестр на сцене, восемь солистов, девять стульев, одна корона, один стакан и одни прыгалки – ничего больше не требуется, чтобы проявить перформативность сочиненной Бенджамином музыки, музыкальность сочиненного Кримпом текста и идеальный театр, который их соединение рождает в восприятии зрителя.
«Ни по ту, ни по эту сторону занавеса невинных нет», – утверждает Молодой король, начиная свое правление. В концертном зале Мариинского театра нет и самого занавеса, и соучастие наблюдателя достигает апогея.
Павел Карманов - Michael Music Pocket symphony, Nazar Kozhukhar, cond.

Pavel Karmanov - Twice a Double concerto 3-04-11 fine sound Olga Ivousheykova - baroque fluteMaria Chapurina - FlutePaolo Grazzi - baroque oboe Alexei Utkin

Владимир Мартынов - Войдите! (части 3, 4) Татьяна Гринденко, скрипка Ансамбль Opus Posth

Александр Вустин - Памяти Бориса Клюзнера Для баритона и струнного квартета. 1977 На слова Юрия Олеши. Владимир Хачатуров, баритон. Струнный

Татьяна Герасимёнок - The Smell of Roses (2015) Для баритона и струнного квартета. 1977 На слова Юрия Олеши. Владимир Хачатуров, баритон. Струнный


Петр Поспелов - Жди меня на слова Константина Симонова (1941). Лиза Эбаноидзе, сопрано. Семен Гуревич, скрипка. Петр Поспелов, фп.

Леонид Десятников - Свинцовое эхо на стихи Дж.М.Хопкинса, 1990 Уильям Пьюрфой, контратенор Роман Минц, скрипка Сергей Полтавский, альт Евгений

Владимир Николаев - Ave Maria для виолончели с оркестром (2006). Солист Дмитрий Чеглаков. Симфонический оркестр Москвы «Русская филармония» Дирижер


Pavel Karmanov - Music for Firework concert version by Alexei Khanyutin The Posket symphony, Nazar Kozhukhar Назар Кожухарь Карманов Ханютин

Владимир Мартынов - Игры ангелов и людей Мистерия (фрагмент): Литания Богородице. Игры ангелов и людей (2000) Москва, 28.11.2011, Костёл Непорочного

Петр Поспелов - Призыв БСО им. П.И.Чайковского Дирижер Владимир Федосеев 29.12.2010, Дворец на Яузе, Москва

О ВРЕДЕ ТАБАКА Опера по произведению А.П. Чехова. Ансамбль солистов "Эрмитаж", КМСО им. С.Т. Рихтера Художественный



Леонид Десятников - Зима священная 1949 года: VI - Спорт Симфония для солистов, хора и оркестра (1998) Симфонический оркестр Виннипега, солисты и хор Дирижер

ТПО Композитор - Детские игры - Москва, "Возвращение", 2009 Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова песни Екатерины Поспеловой. Для большого ансамбля

Владимир Тарнопольский - Чевенгур Наталья Пшеничникова Студия Новой Музыки Марина Рубинштейн (флейта) Никита Агафонов (кларнет) Михаил Оленев (тромбон)

Леонид Десятников - Колхозная песня о Москве из к/ф «Москва» New Era Orchestra (Киев). Дирижер Татьяна Калиниченко Киев, Гогольфест, Сентябрь 2010

Павел Карманов - Струнный кваРЕтет Таллинн, Eesti musika paevad. Владислав Песин, скрипка. Марина Катаржнова, скрипка. Ася Соршнева, альт. Петр

Петр Поспелов. Внук пирата. 6. Свадебный гимн «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Георгий Пелецис - Владимир Мартынов. Переписка Номер 10 (Мартынов): Полина Осетинская, фп.

Pavel Karmanov - The City I Love and Hate - in Perm Dyagilev fest 2013 Alexei Lubimov,Elena RevichVadim TeyfikovSergey PoltavskiIgor BobovichLeonid BakulinOrgel Hall Perm, RussiaDyagilev fest 2013CULTURESCAPESFestival, Baselcomissionedlisten and

Антон Батагов - Джон Кейдж жил на углу 6-й авеню и 18-й улицы Видео: Алиса Наремонти New York City 2012 Эта музыка включает в себя аудиозапись, сделанную


Pavel Karmanov - The City I Love and Hate - in Perm Dyagilev fest 2013 Alexei Lubimov,Elena RevichVadim TeyfikovSergey PoltavskiIgor BobovichLeonid BakulinOrgel Hall Perm, RussiaDyagilev fest 2013CULTURESCAPESFestival, Baselcomissionedlisten and

ТПО "Композитор" - Jeux d'enfants Детские игры - Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова Екатерины Поспеловой -

Pavel Karmanov Second Snow on the Stadium by Kevork Mourad - Maxim Novikov - Petr Aidu Maxim Novikov Arts Production— в Spring Music Academy.

Петр Поспелов - Искатели жемчуга в Яузе Кантата для сопрано, облигатной трубы, ансамбля и камерного оркестра Москва, Дворец на Яузе, 31.12.2011.

Владимир Николаев. Танцы вокруг банановой кожуры Экскурс в прошлое. На заре увлечения электроникой. Симпатичная электронная вещица из далеких разбойных 90-х

Джон Кейдж. Лекция о ничто Российское ТВ, 1992. «Лекцию о ничто» исполняют: Владимир Чинаев Алексей Любимов Герман Виноградов

Другие видео