Тарас Буевский - Концерт для фортепиано и струнного оркестра Наталья Богданова, камерный оркестр "Времена года", дир. Владислав Булахов. Международный фестиваль современной музыки "Московская

Георгий Пелецис - Владимир Мартынов. Переписка Номер 10 (Мартынов): Полина Осетинская, фп.

Владимир Николаев. Танцы вокруг банановой кожуры Экскурс в прошлое. На заре увлечения электроникой. Симпатичная электронная вещица из далеких разбойных 90-х

Леонид Десятников - Свинцовое эхо на стихи Дж.М.Хопкинса, 1990 Уильям Пьюрфой, контратенор Роман Минц, скрипка Сергей Полтавский, альт Евгений


Pavel Karmanov - Twice a Double concerto 3-04-11 fine sound Olga Ivousheykova - baroque fluteMaria Chapurina - FlutePaolo Grazzi - baroque oboe Alexei Utkin

Татьяна Герасимёнок - The Smell of Roses (2015) Olga Ivousheykova - baroque fluteMaria Chapurina - FlutePaolo Grazzi - baroque oboe Alexei Utkin

Квинтет Квинтет памяти музыканта написан по заказу Алексея Гориболя и Рустама Комачкова для вечера памяти

Петр Поспелов - Пипо растельмоз Квартет имени Э. Мирзояна и Мария Федотова, флейта Первая скрипка - Арам Асатрян Вторая


Петр Поспелов - Искатели жемчуга в Яузе Кантата для сопрано, облигатной трубы, ансамбля и камерного оркестра Москва, Дворец на Яузе, 31.12.2011.

Леонид Десятников - Путешествие Лисы на Северо-Запад для сопрано и симфонического оркестра на стихи Елены Шварц. Солистка - Венера Гимадиева (сопрано).

Владимир Мартынов - Войдите! (части 3, 4) Татьяна Гринденко, скрипка Ансамбль Opus Posth

Александр Вустин - Приношение для фортепианного квартета и ударных. Wiener Konzerthaus 17 февраля 2005, впервые исполнено ансамблем Kremerata

Владимир Мартынов - Бриколаж (фрагмент) Исполняет автор 23.02.2008 в КЦ ДОМ http://dom.com.ru/

Петр Поспелов. Внук пирата: 2. Das Lied и la canzone «Платформа». Винзавод, 29.11.2013


Павел Карманов - Cambridge music Credo quartet. Премьера: Кембридж, 2008

Петр Поспелов. Внук пирата. 1. Увертюра «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Леонид Десятников - Возвращение для гобоя, кларнета, двух скрипок, альта и виолончели Премьера на фестивале "Возвращение", январь 2007

Pavel Karmanov Oratorio 5 Angels (Best sound) Yulia Khutoretskaya Young chamber choir+ One Orchestra Pavel Karmanov Oratorio 5 Angels Yulia Khutoretskaya & The Young chamber choir & The

Владимир Мартынов - Стена сообщений (бриколаж) - Часть 1 Выступление на презентации книги "Время Алисы" Центральный Дом Художника 11.06.2010 Пятый московский международный открытый

Владимир Мартынов - Дети выдры Хуун_Хуур-Ту Opus Posth п/у Татьяны Гринденко Хор «Млада» (Пермь) Фрагменты премьеры в Перми, 17

Антон Батагов - Джон Кейдж жил на углу 6-й авеню и 18-й улицы Видео: Алиса Наремонти New York City 2012 Эта музыка включает в себя аудиозапись, сделанную

Владимир Мартынов - Войдите! (части 1, 2) Татьяна Гринденко, скрипка Ансамбль Opus Posth

Sergey Khismatov - To the left II | souvenir No name ensemble cond. Mark Buloshnikov

Павел Карманов - Струнный кваРЕтет Таллинн, Eesti musika paevad. Владислав Песин, скрипка. Марина Катаржнова, скрипка. Ася Соршнева, альт. Петр

Павел Карманов - Cambridge music Таллинн, Eesti musika paevad. Ася Соршнева, скрипка. Марина Катаржнова, альт. Петр Кондрашин, влч. Петр

Петр Поспелов. Внук пирата. 6. Свадебный гимн «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Владимир Мартынов - Войдите! (части 5, 6) Татьяна Гринденко, скрипка Ансамбль Opus Posth

Павел Карманов - Cambridge music Владилав Песин, скр. Максим Новиков, альт Ольга Демина, влч. Петр Айду, фп. Видео и

Другие видео

Музыкальная критика



Последний император

26 марта исполняется 70 лет Пьеру Булезу. Композитор, лидер послевоенного европейского авангарда; дирижер, сделавший музыку XX века неотъемлемой частью филармонической жизни; теоретик, развивший понятия техники и материала, новизны и прогресса; педагог, и общественный деятель, определивший многие черты современной музыкальной ситуации -- свой юбилей он отмечает мировым турне во главе Лондонского симфонического оркестра. Программа подтверждает приверженность Булеза генеральной линии своей артистической жизни: самый "древний" из исполняемых классиков -- Дебюсси, кроме него -- Равель, Барток, Стравинский, Берг, Веберн, Мессиан и сам Булез. В концертах участвуют такие звезды исполнительского искусства, как Даниэль Баренбойм, Маурицио Поллини, Анне-Софи Муттер, Кен Ва Чен, Джесси Норман и Мстислав Ростропович -- во главе ансамбля из семи виолончелей он играет Messagesquisse, написанные мастером специально для него. В программе также открытые уроки дирижирования. Турне рассчитано на несколько месяцев: Лондон и Париж уже позади, впереди -- Вена, Нью-Йорк и Токио.

КоммерсантЪ / Суббота 25 марта 1995
Вспоминая первые годы существования театра "Пти Марини", где нынешний юбиляр занимал пост музыкального директора, Жан-Луи Барро вспоминает: "Булез пришел к нам в свои двадцать лет. Ежистый и очаровательный, как молодой кот, он плохо скрывал очень дикий, очень приятный темперамент. В ту пору он жил царапаясь, выпустив когти. Он был язвительным, агрессивным, иногда раздражающим: его взгляды должны были доставлять ему неприятности. Но за этой анархической нелюдимостью мы чувствовали в Булезе чрезмерную чувственность, видели скрытую сентиментальность. Всякий раз, когда я слушаю музыку Булеза, я ощущаю неистовые толчки, бьющую ключом страстность, лирические взрывы, неожиданно сдерживаемые чрезвычайным, удивительным, целомудрием..."
Но не каждому удавалось его разглядеть -- для большинства в Булезе все заслонял темперамент максималиста и ниспровергателя, в первые же годы своего творческого пути заявившего, что композиторы, не сочиняющие в серийной технике, "совершенно бесполезны". Его кропотливая созидательная работа шла рука об руку с отрицанием и бескомпромиссностью -- жертвами стали многие. В одном из самых нашумевших интервью Булез обрушивается на всех заметных оперных композиторов и на саму оперу, ставшую оплотом рутины, буржуазности и туристического бизнеса -- везде, в Европе, в Америке, в СССР. После симптоматичного упоминания о хунвейбинах (дело было в 1968 году), Булез предлагает взорвать оперные театры. "Не кажется ли вам, -- спрашивает он, -- что это самое элегантное решение?"
С годами появилась надежда, что Булез станет не так непримирим -- если не по сути, то хотя бы внешне. Но и в юбилейном интервью 70-летний мэтр не забыл напомнить: "Композитор не должен искать контакта со слушателем. Некоторые композиторы это делают, но не я. К контакту стремятся проститутки. У них это происходит каждый вечер".

Контроль и свобода

За 50 лет композиторской работы Булез написал не так уж много музыки -- всего около 30 опусов. Он постоянно пересматривает свои старые сочинения -- это не столько изготовление версий, сколько попытка сообщить законченной конструкции качество органического развития. Крайние скептики иногда утверждают, что Булез создал лишь одно значительное сочинение -- вокально-инструментальный цикл "Молоток без мастера" (1954) на сюрреалистический текст Рене Шара. Маститый Стравинский, искреннее увлеченный музыкой Булеза, говорил, что оно "звучит, словно кубики льда звенят, сталкиваясь в стакане". Дисгармоничная поэзия бредового сознания, ее внутренний хаос, преобразована в строжайше организованную структуру. Точная и скользкая игра с темповыми переходами, баланс голосов и ансамбля создает процесс непрерывного прорастания и умирания неповторимых звуковых образов, исполненный традиционного французского изящества и слегка ориентальной нездешности.
Булез вошел в историю авангарда как автор концепции "тотального сериализма" -- системы, развившей додекафонию Арнольда Шенберга и ритмические исследования Оливье Мессиана, учителя Булеза. Первая тетрадь знаменитых и почти неисполнимых фортепианных "Структур" (1952) -- одно из проявлений исчерпывающей функциональной организации музыкальной ткани, все параметры которой -- высота, ритм, сила звука и приемы артикуляции -- подчинены одной конструктивной формуле. Сериализм стал логическим итогом структурного развития музыки западной традиции, собственную принадлежность к которой Булез подчеркивает неизменно. Мастер сказал о форме: "Наша музыка активна. Это всегда маршрут от начала к концу. Есть что-то жуткое в остановке для западной музыки", -- но ведь это сказано и об истории тоже.
Литературные тексты Булеза, сопутствующие его музыкальным экспериментам, -- не столько манифесты, сколько свидетельство потребности в ясном осознании собственной практики и перспектив новой музыки вообще. Выводы композитора изумляют своей датировкой: Булез не оставляет никаких надежд додекафонному методу и сюрреалистической поэтике, тотальному сериализму и конкретной музыке еще в те времена, когда означенные веяния, казалось бы, были в самом расцвете.
Увидев предел возможностей сериализма, Булез совершает новый шаг, необходимый, но уже не столь радикальный: алеаторика была открыта Джоном Кейджем, а в Европе ее первым применил Карлхайнц Штокхаузен. В Третьей сонате (1957), структурную идею которой Булез заимствует из поэтической "Книги" Стефана Малларме, форма произведения может слагаться подвижным, но не произвольным порядком фрагментов. Булез стремится сохранить в алеаторике категорию ответственности, неслучайности -- он понимает ее скорее как свободу выбора.
Сопряжение свободы и контроля отныне становится главной темой творчества Пьера Булеза -- француза, чье мироощущение было сформировано драматичным послевоенным временем. Его гуманитарное становление обязано идеям Арто, Клее, Мондриана, Ионеско, Беккета и Пинтера не в меньшей степени, чем открытиям Веберна или Дебюсси; причем особенно многим он обязан театру. В 1968 году Булез заявил о намерении написать оперу, в качестве возможного автора либретто назвав Жана Жене, а постановщиков -- Питера Брука или Ингмара Бергмана.

Кампания европейского авангарда

Но Булез не написал оперы: как раз тогда им овладел закономерный кризис. Он относил его не к себе, а к новой музыке как идее: молодое поколение, пришедшее следом, дало задний ход. Возобладали ретроспективные, региональные тенденции; интеллектуальный тонус понизился; идея прогресса была поставлена под сомнение. Биться на ограниченной территории Булез посчитал ниже своего достоинства.
Дирижирование Булез освоил еще в театре у Жана-Луи Барро и Мадлен Рено. Тогда он считал его вторым делом; им руководила свойственная ему практичность и умение доводить любой замысел до оптимального воплощения: "сочинение не существует, если оно не звучит". Взяв несколько уроков у Роже Дезормьера, он убеждается в том, что его воздействие на оркестр может стать таким же тотальным, как и на структуру его собственных сочинений. Булез берет на себя роль лидера в продвижении новой музыки к слушателю. Начиная с 50-х годов он исполняет не только свои опусы, но и нововенцев, Бартока, Дебюсси, Стравинского, Мессиана -- читатель может заметить, что к нынешнему юбилейному турне список авторов не претерпел изменений. Тогда же он играл и своих ровесников -- Штокхаузена, Мадерну, Хенце, Ноно, Вареза, Филиппо и других. Без его участия как композитора, дирижера и лектора непредставимы Каникулярные курсы новой музыки в Дармштадте и фестиваль в Донауэнгшине -- основные явки мирового авангардистского сообщества.
С 1963 года Булез выносит свое искусство на большие филармонические сцены. Он занимает место главного дирижера Лондонского оркестра BBC (1969-1975); его отъезд из Франции отчасти демонстративен и вызван скандалом: Андре Мальро собирается усадить в руководящее кресло композитора-традиционалиста Марселя Ландовского. Позже Булез берет в свои руки и оркестр Нью-йоркской филармонии (1971-1978); в Америке он устраивает просветительские беседы перед концертами, но отказывается от телетрансляций: Шенберг и шампунь -- две вещи несовместные.
Не написав оперы, Булез все же сказал в этом жанре веское слово. В 1963 году он дирижирует "Воццеком" Берга в Гранд-опера (постановку осуществляет Барро), затем -- "Парсифалем" и "Тристаном" Вагнера, "Лулу" Берга, "Пеллеасом" Дебюсси. В 1976 году он исполняет в Байрейте полный цикл вагнеровского "Кольца" в авангардистской постановке Патриса Шеро. С этим спектаклем опера окончательно входит в контекст современного искусства, оставив теноров и клакеров, бывших ее властелинов, у разбитого корыта.
Львиная доля репертуара Булеза как дирижера -- музыка XX века. Подобно тому, как он пересматривает свои прошлые сочинения, Булез меняет и свои взгляды на музыкальную историю. В 50-е годы он опубликовал статьи "Стравинский жив" и "Шенберг мертв". А в его дирижерской практике вновь оказываются живы они оба (или оба мертвы -- так тоже считают). Так же горячо, как и раньше, когда Булез дирижировал в Париже циклом концертов Domaine musicale (1954-1967), он стремится "поддержать тех авторов, которые этого заслуживают". В числе исполненных им партитур в 1965 году оказывается и "Солнце инков" молодого Эдисона Денисова. Это большая политическая победа: автор из СССР пишет на передовом европейском уровне. По рассказам, на парижской премьере присутствовал де Голль, поздравивший Булеза с успешным началом кампании европейского авангарда на советской земле.

Партитура музыкального социума

В 1976 году Булез основывает в Париже ансамбль Intercontemporain, призванный исполнять только музыку XX века. Обязательный набор включает Булеза, Штокхаузена, Лигети, Берио. Работает репертуарный комитет, состав которого из соображений объективности периодически меняется. Булез, бескомпромиссный и надменный, тщательно планирует репертуар в расчете на определенное количество слушателей: классики современной музыки исполняются в залах на 2 тыс. мест, среднее звено -- на 400-500, а "новобранцы" -- и того меньше. Никогда не бывает пустых залов. Композиторы переводятся из разряда в разряд. Эдисон Денисов давно и прочно занял место в самом высоком.
Еще в конце 40-х годов в студии Парижского радио Булез экспериментирует в области сочетания музыки и техники. Наступление компьютерной эры побуждает его возобновить эти поиски. В 1975 году он основывает и возглавляет Институт исследований и координации музыкально-акустических проблем (IRCAM), созданный как часть Центра Помпиду. Там под его руководством ведутся исследования в области синтеза звука, разработки компьютерной техники, программ и современных интерфейсов: все это -- не чистая наука, а обслуживание конкретных композиторских потребностей. Ежегодно в IRCAM прибывают 10-15 стажеров со всего мира, с которыми работают квалифицированные инженеры-ассистенты. Музыкальный прогресс, по убеждению Булеза неотделимый от технологии, вновь обретает свои права. Некоторые видят в обращении музыканта с таким слухом и чутьем, как Булез, к электроакустической музыке оправдание пока еще шатких, как они считают, позиций этого искусства. Правда, сам Булез использует компьютеры только в совокупности с акустическими инструментами: одним из наиболее заметных его опусов 80-х годов стал Reponse для 30 исполнителей (примерно столько их в ансамбле Intercontemporain) и компьютеров. IRCAM быстро становится крупнейшим мировым центром электроакустической музыки. Однако значение его куда важнее: это институт, определяющий лицо современной музыки вообще. От тотального контроля над оркестром Булез переходит к тотальной организации музыкальной жизни.
Стравинский когда-то говорил не без восхищения, что Булез и Штокхаузен -- композиторы, "возникшие сразу во весь рост". Их долгое сотрудничество и соперничество (Штокхаузен, например, всего на две недели опередил Булеза с алеаторикой) привело к появлению двух вершин, гордо вознесшихся над европейским музыкальным горизонтом. Однако природа их различна. Штокхаузен стоит во главе мощного семейного клана, разветвляющегося в пышный куст исполнительских ансамблей, издательств, фестивалей. Содержанием этой системы является музыка самого Штокхаузена -- и более ничья.
Штокхаузен -- феодал, Булез -- император. Вовсе не его музыка, но идеальная модель представлений об искусстве -- вот что является сутью его мировой политики. Глубоко раздосадованный крушением интернационального авангардистского братства, Булез стремится наладить контакт с композиторами из многих стран. Его авторитет дирижера и руководителя приводит к образованию марионеточных правительств. Региональными стилями, далекими от истинной универсальности, он считает и немецкий неоромантизм, и американский минимализм. Говоря о последнем, Булез с удовлетворением замечает, что на его родине он практически не привился. На родине Эдисона Денисова, заметим, тоже.

Булез и Россия

Булез никогда не был Советском Союзе тайной за семью замками. Почти с самого начала его деятельности о ней можно было узнать практически все. Печать проявляла великолепную оперативность: премьеры новой музыки в Дармштадте и Донауэнгшине, Париже, Вене и Варшаве, как и сопровождавшие их декларации, отслеживались с подлинным журналистским азартом. Сразу после выхода 1958 году книги Антуана Голеа "Встречи с Пьером Булезом" Григорий Шнеерсон добросовестнейше ее изложил в журнале "Советская музыка". Затем появляется его же книга о французских композиторах: после полутора страниц обязательной ругани и оскорблений Шнеерсон переходит к анализу партитур, не избегая конкретных нотных примеров. Пропорции объема выдержаны в строгом соответствии со реальным значением фигур -- Булезу посвящена целая глава, прогрессивному и похваленному автором Марселю Ландовскому -- два абзаца. Значение этих книг трудно переоценить.
В Москве Булез побывал дважды. Впервые -- в 1967 году, с оркестром BBC. К его приезду хорошо подготовились: в комнату студенческого общежития, куда Булез был приведен Денисовым, набилось пятьдесят человек. В следующий раз он приехал уже в 1990 году, с ансамблем Intercontemporain, исполнив "Молоток без мастера" и другие свои пьесы, а также Шенберга, Веберна, Вареза и своих молодых французских последователей. Кроме того, Булез героически и безнадежно, как Наполеон, дирижировал оркестром Московской консерватории, -- впрочем, не самым плохим из студенческих оркестров мира. Тогда же ему рассказали, что Ассоциация современной музыки, руководимая Денисовым, создает ансамбль по образцу Intercontemporain. Булез заметил, что у московских коллег есть для этого все необходимое, кроме одного -- государственной дотации в 2 млн. франков в год.
Два года назад врачи самым серьезным образом рекомендовали Булезу снизить нагрузки по крайней мере вдвое. Сегодня он практически не имеет отношения ни к институту IRCAM, ни к ансамблю Intercontemporain. В IRCAM стало обычным делом стирать друг другу файлы, а ансамбль, вверенный в 1992 г. американскому дирижеру Дэвиду Робертсону, опустился до того, что включил в свой репертуар Джона Адамса и Стива Райха -- композиторов-минималистов. Возможно, в нынешнем юбилейном турне Булезу удастся оглядеть свою империю в последний раз.
В России интерес к личности Булеза велик. Издаются и комментируются тексты, разрозненные исполнительские силы мечтают обойти галерею его музыкальных детищ. В эти минуты, когда читатель Ъ, рискуя остудить чашку утреннего кофе, поглощает наши страницы, в Московской консерватории проходит научная конференция. Ее тема -- Пьер Булез. Нет ничего интереснее и поучительнее, чем история завершившихся явлений.
Александр Вустин - Памяти Бориса Клюзнера Для баритона и струнного квартета. 1977 На слова Юрия Олеши. Владимир Хачатуров, баритон. Струнный

Pavel Karmanov - Music for Firework concert version by Alexei Khanyutin The Posket symphony, Nazar Kozhukhar Назар Кожухарь Карманов Ханютин

Владимир Николаев - Геревень, балет Телесюжет. Пермь, октябрь 2012


Pavel Karmanov - The City I Love and Hate - in Perm Dyagilev fest 2013 Alexei Lubimov,Elena RevichVadim TeyfikovSergey PoltavskiIgor BobovichLeonid BakulinOrgel Hall Perm, RussiaDyagilev fest 2013CULTURESCAPESFestival, Baselcomissionedlisten and

Vladimir Martynov - Spaces of latent utterance (2012) Vladimir Martynov - Spaces of latent utterance in DOM - 11-03-12

Владимир Тарнопольский - Чевенгур Наталья Пшеничникова Студия Новой Музыки Марина Рубинштейн (флейта) Никита Агафонов (кларнет) Михаил Оленев (тромбон)


Петр Поспелов. Внук пирата: 2. Das Lied и la canzone «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Леонид Десятников - Лето: Толотная из цикла "Русские сезоны" (2003)

Петр Поспелов - Двенадцатая ночь - Первая песня Оливии Стихи - Анна Алямова Оливия - Елизавета Эбаноидзе Анастасия Чайкина, скрипка Валерия

Владимир Николаев - Ave Maria для виолончели с оркестром (2006). Солист Дмитрий Чеглаков. Симфонический оркестр Москвы «Русская филармония» Дирижер

Леонид Десятников - По канве Астора Екатерина Апекишева, фп. Роман Минц, скрипка Максим Рысанов, альт Кристина Блаумане, виолончель

Петр Поспелов - Пипо растельмоз Квартет имени Э. Мирзояна и Мария Федотова, флейта Первая скрипка - Арам Асатрян Вторая

Pavel Karmanov - The City I Love and Hate - in Perm Dyagilev fest 2013 Alexei Lubimov,Elena RevichVadim TeyfikovSergey PoltavskiIgor BobovichLeonid BakulinOrgel Hall Perm, RussiaDyagilev fest 2013CULTURESCAPESFestival, Baselcomissionedlisten and

Pavel Karmanov - Innerlichkeit - Photos by astronaut A_Skvortsov Pavel Karmanov - Innerlichkeit , Photos by astronaut A. Skvortsov Peter Aidu (Piano), Ivan


Леонид Десятников - Подмосковные вечера Главная тема фильма Обработка для скрипки и струнного ансамбля Романа Минца Роман Минц, скрипка

Павел Карманов - Forellenquintet NoName Ensemble 2012 Дир. Марк Булошников. Безухов-кафе, Нижний Новгород


Петр Поспелов. Внук пирата. 6. Свадебный гимн «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Татьяна Герасимёнок - CERBERUS (2015) «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Петр Поспелов - Искатели жемчуга в Яузе Кантата для сопрано, облигатной трубы, ансамбля и камерного оркестра Москва, Дворец на Яузе, 31.12.2011.

Pavel Karmanov - Twice a double concerto in Riga - European premiere Latvian National Symphony orchestra Сonductor - Normunds Sne The Great Guild Hall, Riga, Latvija

Павел Карманов - Different Brooks для фортепианного квинтета. Таллинн, Eesti musika paevad. Владислав Песин и Марина Катаржнова, скр. Ася

Леонид Десятников - Свинцовое эхо на стихи Дж.М.Хопкинса, 1990 Уильям Пьюрфой, контратенор Роман Минц, скрипка Сергей Полтавский, альт Евгений

Татьяна Герасимёнок - Insomnia.Poison (2016) на стихи Дж.М.Хопкинса, 1990 Уильям Пьюрфой, контратенор Роман Минц, скрипка Сергей Полтавский, альт Евгений

Владимир Николаев - Геревень, балет Пермский театр оперы и балета Хореограф - Раду Поклитару Художественный руководитель - Теодор Курентзис

Георгий Пелецис - Владимир Мартынов. Переписка Номер 10 (Мартынов): Полина Осетинская, фп.

Петр Поспелов - Призыв. Фрагмент репетиции Владимир Федосеев, БСО им. Чайковского. 2010. ГДРЗ

Царица Эмма Слова Екатерины Поспеловой Музыка Петра Поспелова Солисты, хор и оркестр театра "Новая опера" Вставной

Петр Поспелов - Селима и Гассан Симфонический триптих. Концертный зал Чайковского. Финал Конкурса композиторов YouTube 2010

Другие видео