Леонид Десятников - Путешествие Лисы на Северо-Запад для сопрано и симфонического оркестра на стихи Елены Шварц. Солистка - Венера Гимадиева (сопрано).

Владимир Мартынов - Стена сообщений (бриколаж) - Часть 1 Выступление на презентации книги "Время Алисы" Центральный Дом Художника 11.06.2010 Пятый московский международный открытый


Татьяна Герасимёнок - The Creed (2015) «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Павел Карманов - Forellenquintet NoName Ensemble 2012 Дир. Марк Булошников. Безухов-кафе, Нижний Новгород

Леонид Десятников - Зима священная 1949 года: VI - Спорт Симфония для солистов, хора и оркестра (1998) Симфонический оркестр Виннипега, солисты и хор Дирижер


Павел Карманов - Подарок самому себе на день рождения Андрей Усов - Алексей Толстов - Вадим Холоденко 23.01.2012 Архиповский зал, Москва

Pavel Karmanov - Music for Firework concert version by Alexei Khanyutin The Posket symphony, Nazar Kozhukhar Назар Кожухарь Карманов Ханютин

Леонид Десятников - По канве Астора Екатерина Апекишева, фп. Роман Минц, скрипка Максим Рысанов, альт Кристина Блаумане, виолончель

Sergey Khismatov - To the left II | souvenir No name ensemble cond. Mark Buloshnikov

О ВРЕДЕ ТАБАКА Опера по произведению А.П. Чехова. Ансамбль солистов "Эрмитаж", КМСО им. С.Т. Рихтера Художественный

Владимир Николаев. Танцы вокруг банановой кожуры Экскурс в прошлое. На заре увлечения электроникой. Симпатичная электронная вещица из далеких разбойных 90-х

Леонид Десятников - Свинцовое эхо на стихи Дж.М.Хопкинса, 1990 Уильям Пьюрфой, контратенор Роман Минц, скрипка Сергей Полтавский, альт Евгений

Владимир Николаев - Японская сказка Стихи Арсения Тарковского Анатолий Горев, вокал

Владимир Тарнопольский - Чевенгур Наталья Пшеничникова Студия Новой Музыки Марина Рубинштейн (флейта) Никита Агафонов (кларнет) Михаил Оленев (тромбон)

Петр Поспелов - Зимняя ночь на стихи Бориса Пастернака Лиза Эбаноидзе, сопрано Семен Гуревич, скрипка Анастасия Чайкина, скрипка Никита

Павел Карманов - «День Первый» для смешанного хора и чтеца. Максим Новиков (альт), Евгения Лисицына (орган). Молодежный камерный хор

Петр Поспелов - Селима и Гассан Симфонический триптих. Концертный зал Чайковского. Финал Конкурса композиторов YouTube 2010

Татьяна Герасимёнок - CERBERUS (2015) Симфонический триптих. Концертный зал Чайковского. Финал Конкурса композиторов YouTube 2010

Антон Батагов - Джон Кейдж жил на углу 6-й авеню и 18-й улицы Видео: Алиса Наремонти New York City 2012 Эта музыка включает в себя аудиозапись, сделанную

Pavel Karmanov - Twice a double concerto in Riga - European premiere Latvian National Symphony orchestra Сonductor - Normunds Sne The Great Guild Hall, Riga, Latvija

Pavel Karmanov - THE WORD in BZF, St-Peterburg Youth chamber choir of St.Peterburg's Philharmonic society by Yulia Khutoretskaya. Павел Карманов - "СЛОВО"

Татьяна Герасимёнок - Insomnia.Poison (2016) Youth chamber choir of St.Peterburg's Philharmonic society by Yulia Khutoretskaya. Павел Карманов - "СЛОВО"


Георгий Пелецис - Владимир Мартынов. Переписка Номер 10 (Мартынов): Полина Осетинская, фп.

Владимир Мартынов - Войдите! (части 1, 2) Татьяна Гринденко, скрипка Ансамбль Opus Posth

Pavel Karmanov - Force major (2010) studio record for 2 Violins & 2 Pianos - Elena Revich, Marina Katarzhnova (violins) Vadym Kholodenko

Владимир Николаев - Игрища Музыкальное представление Видео с концерта фестиваля «Другое пространство». Москва. 20 июня

Тарас Буевский - Концерт для фортепиано и струнного оркестра Наталья Богданова, камерный оркестр "Времена года", дир. Владислав Булахов. Международный фестиваль современной музыки "Московская


Георг Пелецис - Владимир Мартынов. Переписка Алексей Гориболь, Полина Осетинская. Дом музыки

Другие видео

Музыкальная критика



Туда, обратно, туда, обратно, туда...

100-летие Пауля Хиндемита

КоммерсантЪ / Суббота 23 декабря 1995

Сидящий на всех стульях сразу

В декабре к Берлину, Франкфурту, Лондону, Токио и Нью-Йорку, празднующим 100-летие Пауля Хиндемита, присоединился Санкт-Петербург. Среди городов, отмечающих дату по праву места рождения, детства и последних лет жизни композитора, а также работы и изгнания, Петербург связан с периодом его наибольшей популярности. Еще до 1927 года, когда в составе квартета Amar (где Хиндемит играл на одном из ста своих инструментов -- альте) он приезжал в Ленинград и Москву, его (тогда писали Гиндемит) начали исполнять в ленинградском Кружке новой музыки, на выставках Института истории искусств и концертах ЛАСМа: его музыку приветствовали как вызов романтизму, а с особым восторгом воспринимали джазово-урбанистические опусы. История отношений города и композитора может быть представлена в виде формы ABABA, как это сделал Сергей Слонимский, где интерес чередуется с забвением, а пропаганда -- с запретами. В конце 20-х Хиндемит стал для молодого поколения одной из самых авторитетных фигур новой музыки, повлиял на Шостаковича и Щербачева и внес свою лепту в петербургский линеарный симфонизм. В 30-е он был вычеркнут из музыкальной жизни города. В 40-50-е слушание его музыки грозило неприятностями -- ноты в библиотеке не выдавались, и один из квартетов Хиндемита Слонимский и его коллеги впервые услышали в фортепианном изложении Олега Каравайчука, игравшего по памяти. После гастролей Глена Гульда, сыгравшего 3-ю сонату, Хиндемита вновь начали слушать, собираясь кружками: но вскоре радикальная критика, которой подверг Хиндемита Теодор Адорно, дошла и до Ленинграда, и начался очередной период охлаждения -- на этот раз уже без указаний сверху. Нынешний фестиваль должен был стать очередной репризой темы признания. Тем более что по мнению одного из его руководителей, члена правления Общества Хиндемита дирижера Ханса Дитера Реша, чем дальше от Германии, в которой мнение Адорно до сих пор в ходу, тем отношение к композитору объективнее.
Программа фестиваля, названного "Пауль Хиндемит и ...", поставила композитора в контекст немецкой музыкальной традиции, выявив параллели и аллюзии. Честь занять место на двойном портрете рядом с Хиндемитом была предоставлена Баху, Моцарту, Веберу, Шуберту, Малеру и Рихарду Штраусу. Что же касается самого Хиндемита, то организаторы фестиваля постарались нарисовать его "сидящим на всех стульях сразу" -- инстинктивным творцом и строителем теоретических абстракций, авангардистом и реакционером, клоуном и строгим академистом, композитором, альтистом и художником (было показано 250 слайдов графических и живописных работ). Прозвучал Хиндемит популярный ("Симфонические метаморфозы тем Вебера") и незнакомый (концерт "Жарящий лебедя на вертеле" на народные темы), эпатажный (скетч в стилистике кабаре "Туда и обратно") и лирический (цикл песен "Смерть смерти"), грандиозный (симфония "Гармония мира") и легкомысленный (квартет Mimimax). Однако фестиваль в целом явился подтверждением тезиса о недостижимости идеала: редкое достоинство, которым он обладал -- красиво составленная программа, -- не могло компенсировать средний уровень исполнения.

Стоящий во весь рост

В Москве между тем не было сделано и попытки организовать что-нибудь подобное. Зато отличился Нижний Новгород, где столетний юбилей Пауля Хиндемита отметили самым торжественным образом. Нижегородская консерватория устроила Международный фестиваль в виде трех полнометражных концертов и научной конференции под названием "Хиндемит -- классик XX века". Все это -- на чистом энтузиазме: местные власти, очевидно, надорвавшие силы на сентябрьском Сахаровском фестивале, не дали на Хиндемита ни копейки. Тем не менее заявок на бескорыстное участие в концертах было подано столько, что не все из них удалось удовлетворить.
Давным-давно, во времена оттепели, музыка Хиндемита, наконец дозволенная вместе с другой классикой XX столетия, почиталась у нас символом смелого новаторства и художественной свободы. Причудливая, право, судьба: ведь почти в те же самые годы Хиндемит рьяно боролся с молодым авангардом у себя на родине, словно забыв о собственном славном прошлом. Позднее к Хиндемиту в России охладели, стали играть все меньше, а наш отечественный мэтр Эдисон Васильевич Денисов объявил его академистом и ремесленником.
Эти и многие другие проблемы российской рецепции Хиндемита были блестяще представлены профессором Тамарой Левой, признанным хиндемитоведом, более двадцати лет тому назвал выпустившей, в соавторстве с Оксаной Леонтьевой, единственную русскую монографию о композиторе. Действительно, далеко не все ясно с Хиндемитом. Что блестяще доказал гость из Эссена Маттиас Бжоска, обнародовавший малоизвестные архивные данные о пребывании композитора в Турции. Покинув гитлеровскую Германию, Хиндемит развил там кипучую музыкальную деятельность, что очень не понравилось советским официальным лицам, изо всех сил боровшимся за культурное влияние в Турции. Впрочем, с советскими композиторами Хиндемит долго сохранял дружеские отношения: в частности, в 1942 году (!) ему предлагали прислать что-нибудь для исполнения в СССР.
Другой доклад профессор Бжоска сделал об одном из самых эпатажных опусов молодого Хиндемита -- совершенно неизвестной у нас опере "Убийца, надежда женщин" на либретто Оскара Кокошки. В живом исполнении прозвучала другая опера, тоже ранних времен, -- скетч "Туда и обратно". Нехитрую историю со сценой ревности, убийством и самоубийством, а затем повторением всего этого в обратном порядке -- в ракоходе, как говорят музыканты, -- разыграли под рояль студенты консерватории, счастливо удержавшись на грани капустника и заставив до слез хохотать весь зал. Тот же концерт, оказавшийся вообще одним из самых удачных, украсили вдохновенный Фортепианный квартет в замечательном исполнении Марка Ровнера, Лилии Лукьяненко, Анатолия Лукьяненко и Заряны Скульской и отделение камерного оркестра "София", ведомого импозантной Софией Пропищан. С участием немецких солистов оркестр, среди прочего, сыграл Концерт для фагота, трубы и струнных -- впервые в Нижнем Новгороде, а может, и в России. Вообще премьер было немало, но даже то, что когда-то звучало, воспринималось по-новому.
Обнаружились даже неожиданные вещи. Например, что Хиндемит -- на редкость чистый и проникновенный лирик и что порывы вдохновения были совсем не чужды этому архитектору музыкальных форм. В многочисленных сонатах, с добропорядочной немецкой педантичностью обслуживающих самые разные сольные инструменты, чаще всего приковывали внимание именно лирические медленные части.
В отличие от петербургского, нижегородский фестиваль был монографическим. Это большое испытание, и не каждый композитор может его выдержать. Но Хиндемит, как показали юбилейные торжества, может выдержать и несколько фестивалей.

Бегущий по лезвию истории

Мы уже писали, что на "Берлинских неделях" этого года Хиндемит, ранее затертый последователями Шенберга, опять оказался в почете. Его играли с таким рвением, какое приходит только после долгой разлуки с чем-то горячо любимым. В соответствии с объективно-археологическим профилем фестиваля Хиндемит был выставлен в раме истории, по соседству с современниками -- такими как Курт Вайль, Ферруччо Бузони, Эрнст Кшенек и недавно открытые экспериментаторы Стефан Вольпе и Владимир Фогель. Стоит ли говорить, что юбиляр выиграл по всем статьям, и даже близкое присутствие тени Адорно оказалось бессильным. В особом цикле игрались произведения так называемых инакомыслящих художников гитлеровского периода -- Гидеона Кляйна, Эрвина Шульхофа, Павела Хааса. История оказалась вновь жестока с инакомыслящими: рядом с ними прозвучали сольные сонаты Хиндемита, Серенады op. #35, квартет Mimimax, с его пародией на музыкальные тривиальности, и еще не свободная от позднеромантической чувствительности "Юная девушка". А вокруг самого дня рождения (16 ноября) прошла целая Неделя Хиндемита, на которой был показан фильм "В борьбе с горой" Арнольда Фанка (режиссера "горнолыжных" картин, позже ставшего одним из самых активных деятелей пропагандистского нацистского кино), вживую сопровожденный музыкой Хиндемита, а также исполнена оратория 1931 года на текст поэта-экспрессиониста Готфрида Бенна "Бесконечное" -- с названием, которое, как когда-то пошутил Стравинский, вполне соответствует музыке.
Самым популярным сценическим опусом Хиндемита в 1995 году стал скетч "Туда и обратно", в котором трудно не увидеть символической истории отношений его автора с музыкальным миром. В 20-е годы, когда он писался и ставился, первые исследователи Хиндемита, окрыленные успехами похода на романтизм, были переполнены радостью -- на их глазах погибал романтический миф о художнике, чья жизнь и искусство слиты воедино: по-новому "вещественный" или "деловитый" творец внутренне не имел со своими созданиями ничего общего. Но радость длилась недолго. В начале 30-х годов Хиндемит создал оперу "Матис-художник". В музыке того времени нет другого произведения, которое было бы в такой степени посвящено актуальной теме -- положению художника в обществе, где так ясно ставилась бы проблема выбора между политическим ангажементом и внутренней эмиграцией, а эстетические диспуты рассматривались бы как часть стратегии выживания. В основу оперы был положен личный конфликт и собственный опыт в недалеком будущем "дегенеративного" и запрещенного композитора Хиндемита -- опыт, одетый в историческое платье, но несущий открытый протест против диктата политиков в культуре.
Героем этой драмы, разыгрывающейся в эпоху крестьянских войн XV века, сделан Матис Грюневальд -- художник-лютеранин на службе у кардинала-католика. Подвергнутый религиозным преследованиям, создатель знаменитого Изенхаймского алтаря вынужден принести в жертву само свое искусство. По версии Хиндемита, он совершает этот поступок добровольно, поставив истинность творчества выше возможности его реализации. Здесь есть и другая сторона -- кардинал не может удержать своего придворного художника (в чем и был культурный просчет гитлеровского руководства по сравнению со сталинским).
Вероятно, сюжет оперы обладал такой взрывчатостью для современников как раз потому, что действие было поддержано иконографией далекого Средневековья. Лондонская Royal Opera, поставившая к юбилею "Художника Матиса", пошла на новый виток усложнения концепции. Опытный режиссер Питер Селларс перенес события, по своему обыкновению, куда-то в Бронкс и превратил крестьян-протестантов в неприветливых персонажей, ночующих под мостами. В результате постановка распалась на две составляющие. Одна -- нечто вроде West Side Story или натуралистически поставленной TV-action. Другая -- сам Матис, спетый звучным баритоном Алана Титуса и поддержанный музыкальным решением дирижера Эсы-Пекки Салонена. Именно Матис держит в себе всю историю -- лишенный зависимости от внешних причин, конфликт между художником и обществом становится внутренним конфликтом самого художника. А для нас возникает еще один вопрос -- стало ли бы творчество Пауля Хиндемита иным, если бы мы поменяли двадцатому веку некоторую часть его исторического антуража?
Пока же понятно, что такая пустяковая цифра, как сто лет, нас обнадежить не может и что феномен Хиндемита, взятый в динамической перспективе истории, не укладывается ни в одну знакомую схему. Вряд ли на те вопросы, которые мы обращаем к композитору, ответил бы он сам. А наши ответы характеризуют в меньшей степени Хиндемита, в большей -- нас самих. Хиндемит -- это то, чего мы хотим от жизни. Или мы бунтуем -- или стремимся к балансу, ровности, универсальности. Или претендуем на радикализм -- или отождествляем себя с тем, что теперь принято называть мейнстримом. И в том и в другом случае мы не застрахованы от того, чтобы не напороться именно на Хиндемита. Он -- лекарство от однозначности и предупреждение о том, что наши поступки все равно когда-нибудь расценят совсем иначе, чем нам бы сегодня хотелось.
Александр Вустин - Плач для фагота соло, 1989


Pavel Karmanov Oratorio 5 Angels (Best sound) Yulia Khutoretskaya Young chamber choir+ One Orchestra Pavel Karmanov Oratorio 5 Angels Yulia Khutoretskaya & The Young chamber choir & The

Александр Вустин - Памяти Бориса Клюзнера Для баритона и струнного квартета. 1977 На слова Юрия Олеши. Владимир Хачатуров, баритон. Струнный

Pavel Karmanov Second Snow on the Stadium by Kevork Mourad - Maxim Novikov - Petr Aidu Maxim Novikov Arts Production— в Spring Music Academy.

Александр Вустин - Приношение для фортепианного квартета и ударных. Wiener Konzerthaus 17 февраля 2005, впервые исполнено ансамблем Kremerata

Sergey Khismatov - To the left II | souvenir No name ensemble cond. Mark Buloshnikov

Pavel Karmanov - Twice a double concerto in Riga - European premiere Latvian National Symphony orchestra Сonductor - Normunds Sne The Great Guild Hall, Riga, Latvija


Юрий Акбалькан - Гнездо птеродактиля для блокфлейты. В исполнении автора

Татьяна Герасимёнок - Insomnia.Poison (2016) для блокфлейты. В исполнении автора

Царица Эмма Слова Екатерины Поспеловой Музыка Петра Поспелова Солисты, хор и оркестр театра "Новая опера" Вставной

Павел Карманов - GreenDNK в БЗК Татьяна Гринденко и Opus Posth. Большой зал консерватории

Леонид Десятников - По канве Астора Екатерина Апекишева, фп. Роман Минц, скрипка Максим Рысанов, альт Кристина Блаумане, виолончель

Джон Кейдж. Лекция о ничто Российское ТВ, 1992. «Лекцию о ничто» исполняют: Владимир Чинаев Алексей Любимов Герман Виноградов

Pavel Karmanov - Force major (2010) studio record for 2 Violins & 2 Pianos - Elena Revich, Marina Katarzhnova (violins) Vadym Kholodenko

Владимир Николаев - Игрища Музыкальное представление Видео с концерта фестиваля «Другое пространство». Москва. 20 июня

Тарас Буевский - Концерт для фортепиано и струнного оркестра Наталья Богданова, камерный оркестр "Времена года", дир. Владислав Булахов. Международный фестиваль современной музыки "Московская

ТПО Композитор - Детские игры (Jeux d'enfants) - Киев 2012 Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова песни Екатерины Поспеловой New Era Orchestra

Владимир Мартынов - Стена сообщений (бриколаж) - Часть 1 Выступление на презентации книги "Время Алисы" Центральный Дом Художника 11.06.2010 Пятый московский международный открытый

Павел Карманов - Different Brooks для фортепианного квинтета. Таллинн, Eesti musika paevad. Владислав Песин и Марина Катаржнова, скр. Ася


Павел Карманов - Forellenquintet NoName Ensemble 2012 Дир. Марк Булошников. Безухов-кафе, Нижний Новгород

Татьяна Герасимёнок - BOHEMIAN ALGAE (2017) "Bohemian Algae" is the Sacred Ritual of the Holy Trinity. Preface: "The world –

Леонид Десятников - Зима священная 1949 года: VI - Спорт Симфония для солистов, хора и оркестра (1998) Симфонический оркестр Виннипега, солисты и хор Дирижер

Петр Поспелов. Внук пирата: 2. Das Lied и la canzone «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Владимир Николаев - Геревень, балет Пермский театр оперы и балета Хореограф - Раду Поклитару Художественный руководитель - Теодор Курентзис

Петр Поспелов – Бог витает над селом – Стихи Тараса Шевченко Лиза Эбаноидзе, сопрано. Наталия Рубашкина, меццо-сопрано. Анастасия Чайкина, скрипка. Людмила Бурова, фортепиано Концерт памяти

Петр Поспелов. Внук пирата. 6. Свадебный гимн «Платформа». Винзавод, 29.11.2013



Петя и Волк и не только - спектакль Московского театра кукол Сергей Прокофьев. "Петя и Волк". Петр Поспелов. "Петя и Волк - 2". Автор идеи

Другие видео