Pavel Karmanov - The City I Love and Hate - in Perm Dyagilev fest 2013 Alexei Lubimov,Elena RevichVadim TeyfikovSergey PoltavskiIgor BobovichLeonid BakulinOrgel Hall Perm, RussiaDyagilev fest 2013CULTURESCAPESFestival, Baselcomissionedlisten and

Pavel Karmanov - The City I Love and Hate - in Perm Dyagilev fest 2013 Alexei Lubimov,Elena RevichVadim TeyfikovSergey PoltavskiIgor BobovichLeonid BakulinOrgel Hall Perm, RussiaDyagilev fest 2013CULTURESCAPESFestival, Baselcomissionedlisten and

Vladimir Martynov - Spaces of latent utterance (2012) Vladimir Martynov - Spaces of latent utterance in DOM - 11-03-12

Pavel Karmanov Second Snow on the Stadium by Kevork Mourad - Maxim Novikov - Petr Aidu Maxim Novikov Arts Production— в Spring Music Academy.

Татьяна Герасимёнок - The Creed (2015) Maxim Novikov Arts Production— в Spring Music Academy.

Pavel Karmanov - Music for Firework concert version by Alexei Khanyutin The Posket symphony, Nazar Kozhukhar Назар Кожухарь Карманов Ханютин

Павел Карманов - GreenDNK в БЗК Татьяна Гринденко и Opus Posth. Большой зал консерватории

Pavel Karmanov – Musica con Cello – with New Russia State orchestra Boris Andrianov (Cello), Ksenia Bashmet (Piano), Andrey Ivanov (Bass), Vartan Babayan (drums) "New Russia"

Леонид Десятников - Подмосковные вечера Главная тема фильма Обработка для скрипки и струнного ансамбля Романа Минца Роман Минц, скрипка

Георг Пелецис - Владимир Мартынов. Переписка Алексей Гориболь, Полина Осетинская. Дом музыки

Владимир Мартынов - Этюд «На пришествие героя» Одиннадцатый Фестиваль Работ Владимира Мартынова, 10.03.2012, ДОМ

Петр Поспелов - Призыв БСО им. П.И.Чайковского Дирижер Владимир Федосеев 29.12.2010, Дворец на Яузе, Москва

Владимир Николаев - Сквозь разбитые стекла (фрагмент) Оркестр MusicAeterna. Дирижер Валентин Урюпин. Пермь. Дягилевский фестиваль. 27 мая 2013

Леонид Десятников - Эскизы к Закату Секстет для скрипки, флейты, кларнета, контрабаса и фортепиано

Pavel Karmanov - THE WORD in BZF, St-Peterburg Youth chamber choir of St.Peterburg's Philharmonic society by Yulia Khutoretskaya. Павел Карманов - "СЛОВО"

Петр Поспелов – Бог витает над селом – Стихи Тараса Шевченко Лиза Эбаноидзе, сопрано. Наталия Рубашкина, меццо-сопрано. Анастасия Чайкина, скрипка. Людмила Бурова, фортепиано Концерт памяти

Владимир Николаев - Геревень, балет Телесюжет. Пермь, октябрь 2012


Павел Карманов - Different Brooks для фортепианного квинтета. Таллинн, Eesti musika paevad. Владислав Песин и Марина Катаржнова, скр. Ася


Павел Карманов - Семь минут до Рождества Эрмитажный театр 14.01.2011 Иван Бушуев, флейта. Марина Катаржнова, скрипка. Владислав Песин, скрипка. Лев Серов

Петр Поспелов - Искатели жемчуга в Яузе Кантата для сопрано, облигатной трубы, ансамбля и камерного оркестра Москва, Дворец на Яузе, 31.12.2011.

Leonid Desyatnikov - Tango Eva Bindere - violin Maxim Rysanov - viola Peteris Cirksis - violoncello Leonid Desyatnikov

Леонид Десятников - По канве Астора Екатерина Апекишева, фп. Роман Минц, скрипка Максим Рысанов, альт Кристина Блаумане, виолончель

Владимир Тарнопольский - Jenseits der Schatten Ансамбль musicFabrik, дирижер Вольфганг Лишке

Владимир Мартынов - Войдите! (части 1, 2) Татьяна Гринденко, скрипка Ансамбль Opus Posth

Петр Поспелов. Внук пирата: 2. Das Lied и la canzone «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Владимир Мартынов - Войдите! (части 3, 4) Татьяна Гринденко, скрипка Ансамбль Opus Posth

Леонид Десятников - Колхозная песня о Москве из к/ф «Москва» New Era Orchestra (Киев). Дирижер Татьяна Калиниченко Киев, Гогольфест, Сентябрь 2010

Pavel Karmanov - Twice a double concerto in Riga - European premiere Latvian National Symphony orchestra Сonductor - Normunds Sne The Great Guild Hall, Riga, Latvija

Павел Карманов - Cambridge music Владилав Песин, скр. Максим Новиков, альт Ольга Демина, влч. Петр Айду, фп. Видео и

Владимир Николаев - Ave Maria для виолончели с оркестром (2006). Солист Дмитрий Чеглаков. Симфонический оркестр Москвы «Русская филармония» Дирижер

Другие видео

Музыкальная критика



Рождение мистерии из умения плакать

Премьера в театре Анатолия Васильева

КоммерсантЪ / Среда 14 февраля 1996
"Плач сугуб: делает и хранит". Эти слова принадлежат авве Пимену, одному из пустынников Фиваиды -- из тех самых сирийских коптов, которые утвердили в христианской культуре монашескую форму жизни. "Другого пути, кроме плача, нет". Изречения благоговейно процитированы в буклете к новому спектаклю Анатолия Васильева.
Школа драматического искусства наконец-то показала не "открытую репетицию", не "рабочий прогон" и не "читку по ролям" -- спектакль. Не переставая быть лабораторией, она нашла возможность вновь оказаться театром, обратиться к зрителю. И вместе с тем показала, что лаборатория эта, столь долгое время оберегаемая от сторонних глаз, занималась не просто искусством -- в последние годы характер ее затворничества был сродни монастырскому. Если масштаб события измеряется величиной аудитории, то вряд ли оно станет громкой сенсацией: в зале на Поварской, где распевались стихи из самой демократичной книги на свете -- Библии, могут поместиться человек шестьдесят с небольшим. Однако художественное значение премьеры переоценить трудно.
"Мир в том виде, в котором он нам достался, представляет собою руины во всех смыслах: и в экологическом, и в нравственном, и в эстетическом, и в творческом". Так композитор Владимир Мартынов отвечает на вопрос, почему он положил на пение именно Плач Иеремии. Отвечает без патетики, со спокойной уверенностью. Надрываться не только поздно, но и опасно. Каждый надрыв лишь увеличивает сумму разрушений.
Плач Иеремии -- скорбная песнь библейского пророка, знающего, что настоящее -- единственное реальное время для театра -- гибельно. Здесь и сейчас никакого спасения нет, хотя Бог, как всегда, рядом. Союз личности с Богом для Иеремии еще не мыслим, разрушение Иерусалима и духовная гибель нераздельны. Голос Иеремии плачет от имени всех: "Мы отпали и упорствовали: Ты не пощадил".
Плач Иеремии -- единственная из книг Библии, которая кончается не благословением, не призывом, вообще не ответом, а вопросом. Есть Ты. Так как же мы? Это ситуация, в которой вера бездейственна и безыскусная молитва невозможна. Искусство становится духовной необходимостью. Поэтому структура Плача Иеремии выверена безукоризненно, с математической музыкальной правильностью. По внутренней упорядоченности с этой книгой может сравниться разве лишь"Божественная комедия" Данте.
22 стиха каждой главы "Плача", соответствующие 22 буквам еврейского алфавита, алфавит как модель мироздания, числа 7, 3 и 1, а также 8 (число будущего века и Воскресения). Все это, в том числе и описание музыкальной структуры двухчасовой композиции Мартынова, логика развертывания которой (будь то мелодика, полифония или строение глав-частей) жестко обусловлена священной числовой комбинаторикой. В то же время мощное и аскетичное звучание четырнадцати голосов весьма мало напоминает привычное литургическое пение.
Благодаря ходу, сделанному Васильевым, творчество Мартынова из случайного и неструктурированного контекста музыкальной практики переместилось на окультивированный до мелочей пятачок посреди хаоса жизни, изолированное пространство, устремленное, подобно храму, ввысь, а не вширь, и впускающее в себя лишь избранных. Избранных -- не значит своих; каждый пришедший словно подвергается проверке на способность воспринять нечто, для него не предназначенное -- нечто такое, на что с царственно-кокетливой вежливостью разрешено посмотреть из-за ограды. Если разрешено, то можно слушать и созерцать своего рода идеально отлаженную инсталляцию. Ее чистая форма -- длительное накопление одного качества и эффектно подготовленные вступления новых элементов -- во многом кажется обязанной минималистским принципам музыки Мартынова. Параллельно пению, до краев наполняющему спектакль, разворачивается своя, независимая от него, мизансценическая ткань, в которую вплетены и некрасивые, но истовые послушники из ансамбля "Сирин", и прекрасные белые голуби -- ведущие себя, отметим без тени юмора, на редкость чисто.
Новый спектакль Васильева требует нового жанрового определения. Сказать "литургия" значит не заметить многих аналогий с современным театром, стремящимся в сторону культа -- будь то культ божественный или идолопоклоннический -- и обретающим новую стильность, рафинированность и герметичность. Сказать "перформанс" значит окончательно сдвинуть действо, созданное Васильевым, Мартыновым, Котовым и не названным дрессировщиком голубиной стаи на территорию светского искусства. Меж тем уникальность "Плача Иеремии" как раз в том, что он существует на границе художественного и сакрального, переживается одновременно и как явление искусства, и как молитвословие. Но сказать "мистерия" было бы чересчур оптимистично. Сюжет мистерии -- чудо спасения, которое немыслимо в Плаче Иеремии. Можно сказать, что мы присутствуем при родовых схватках мистерии и еще не знаем, жива ли она для нас, живы ли мы для нее. Отчаяние не изжито. Еще никто не отпустил наших грехов, еще не известно, отпустит ли. Но само покаяние принесло с собой покой и странную тихую печаль -- почти светлую.
От анализа постановочного текста пока что позвольте уклониться. Необходимо рассмотреть, как движутся фигуры в хоре, как с их перемещениями всякий раз меняется тон хорового пророческого голоса. Необходимо расслышать и осмыслить, как с пением соединяется шелест голубиных крыльев, квохтанье и воркование, ведь не ради же простейшей ссылки на Святого Духа? Необходимо перепроверить, как играет свет на двух параллельно накренившихся (в четвертой главе "Плача" почти падающих) стенах. И хорошо бы спросить у художника Игоря Попова, что это за стены? Ренессанс -- вероятно; знак духовной опасности -- само собой, но откуда чувство, что эту стройную белизну, и свечи, ты уже видел? Все будет додумано позже. Сегодня нужно лишь последнее. Спокойно и взвешенно назвать "Плач Иеремии" великим спектаклем.

Пять или шесть лет назад Андрей Котов, бывший участник ансамбля Дмитрия Покровского, основал ансамбль "Сирин", который стал исполнять традиционный богослужебный репертуар в радикальной фольклорной манере. Владимир Мартынов, увидев в таком подходе возможность актуализировать традицию, написал для них вещь, переплавляющую элементы византийского, григорианского, древнерусского и балканского пения, и предназначил ее для концертной сцены (впервые "Плач" целиком прозвучал на "Декабрьских вечерах" в 1993 году). Анатолий Васильев сделал из него элитарный спектакль.

Современные русские композиторы: Владимир Мартынов
Sergey Khismatov - To the left II | souvenir No name ensemble cond. Mark Buloshnikov

Петр Поспелов. Внук пирата. 3. Ария Тани «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Pavel Karmanov Oratorio 5 Angels (Best sound) Yulia Khutoretskaya Young chamber choir+ One Orchestra Pavel Karmanov Oratorio 5 Angels Yulia Khutoretskaya & The Young chamber choir & The

ТПО Композитор - Детские игры - Москва, "Возвращение", 2009 Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова песни Екатерины Поспеловой. Для большого ансамбля

Петр Поспелов. Внук пирата: 2. Das Lied и la canzone «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Дорога Фильм Алексея Ханютина - Музыка Павла Карманова


Леонид Десятников - Лето: Толотная из цикла "Русские сезоны" (2003)

Царица Эмма Слова Екатерины Поспеловой Музыка Петра Поспелова Солисты, хор и оркестр театра "Новая опера" Вставной

Леонид Десятников - Свинцовое эхо на стихи Дж.М.Хопкинса, 1990 Уильям Пьюрфой, контратенор Роман Минц, скрипка Сергей Полтавский, альт Евгений

Владимир Николаев - Геревень, балет Пермский театр оперы и балета Хореограф - Раду Поклитару Художественный руководитель - Теодор Курентзис

Владимир Николаев - Геревень, балет Телесюжет. Пермь, октябрь 2012

Георг Пелецис - Владимир Мартынов. Переписка Алексей Гориболь, Полина Осетинская. Дом музыки

Владимир Николаев - Игрища Музыкальное представление Видео с концерта фестиваля «Другое пространство». Москва. 20 июня

Встреча с Леонидом Десятниковым Дягилевский фестиваль 2015 Модератор: Елена Черемных, музыкальный критик

Юрий Акбалькан - Гнездо птеродактиля для блокфлейты. В исполнении автора

Леонид Десятников - По канве Астора Екатерина Апекишева, фп. Роман Минц, скрипка Максим Рысанов, альт Кристина Блаумане, виолончель

Pavel Karmanov - Twice a Double concerto 3-04-11 fine sound Olga Ivousheykova - baroque fluteMaria Chapurina - FlutePaolo Grazzi - baroque oboe Alexei Utkin

Петр Поспелов - Зимняя ночь на стихи Бориса Пастернака Лиза Эбаноидзе, сопрано Семен Гуревич, скрипка Анастасия Чайкина, скрипка Никита

Павел Карманов - Different Brooks для фортепианного квинтета. Таллинн, Eesti musika paevad. Владислав Песин и Марина Катаржнова, скр. Ася


Леонид Десятников - Second hand "Отзвуки, транскрипции, посвящения" Концерт в Малом зале СПБ Филармонии 16.10.2010 Artstudio "TroyAnna"



Владимир Мартынов - Войдите! (части 5, 6) Татьяна Гринденко, скрипка Ансамбль Opus Posth


Петр Поспелов. Внук пирата. 1. Увертюра «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Павел Карманов - Cambridge music Таллинн, Eesti musika paevad. Ася Соршнева, скрипка. Марина Катаржнова, альт. Петр Кондрашин, влч. Петр

Петр Поспелов - Призыв. Фрагмент репетиции Владимир Федосеев, БСО им. Чайковского. 2010. ГДРЗ

Pavel Karmanov - Music for Firework concert version by Alexei Khanyutin The Posket symphony, Nazar Kozhukhar Назар Кожухарь Карманов Ханютин

Квинтет Квинтет памяти музыканта написан по заказу Алексея Гориболя и Рустама Комачкова для вечера памяти

Владимир Николаев - Японская сказка Стихи Арсения Тарковского Анатолий Горев, вокал

Другие видео