Петр Поспелов - Призыв. Фрагмент репетиции Владимир Федосеев, БСО им. Чайковского. 2010. ГДРЗ

Владимир Мартынов - Дети выдры Хуун_Хуур-Ту Opus Posth п/у Татьяны Гринденко Хор «Млада» (Пермь) Фрагменты премьеры в Перми, 17


Pavel Karmanov Oratorio 5 Angels (Best sound) Yulia Khutoretskaya Young chamber choir+ One Orchestra Pavel Karmanov Oratorio 5 Angels Yulia Khutoretskaya & The Young chamber choir & The

Leonid Desyatnikov - Tango Eva Bindere - violin Maxim Rysanov - viola Peteris Cirksis - violoncello Leonid Desyatnikov

Pavel Karmanov - Music for Firework concert version by Alexei Khanyutin The Posket symphony, Nazar Kozhukhar Назар Кожухарь Карманов Ханютин

Павел Карманов - Cambridge music Credo quartet. Премьера: Кембридж, 2008

Квинтет Квинтет памяти музыканта написан по заказу Алексея Гориболя и Рустама Комачкова для вечера памяти

Петр Поспелов - Пипо растельмоз Квартет имени Э. Мирзояна и Мария Федотова, флейта Первая скрипка - Арам Асатрян Вторая

Pavel Karmanov Second Snow on the Stadium by Kevork Mourad - Maxim Novikov - Petr Aidu Maxim Novikov Arts Production— в Spring Music Academy.

Петр Поспелов - Селима и Гассан Симфонический триптих. Концертный зал Чайковского. Финал Конкурса композиторов YouTube 2010

Встреча с Леонидом Десятниковым Дягилевский фестиваль 2015 Модератор: Елена Черемных, музыкальный критик

Владимир Николаев - Игрища Музыкальное представление Видео с концерта фестиваля «Другое пространство». Москва. 20 июня

Петр Поспелов – Грузинская песня "Ожерелье". Слова народные, перевод Яна Гольцмана Елизавета Эбаноидзе, голос Кирилл Уманский, фп. Сортавала, Дом

Павел Карманов - Michael Music Pocket symphony, Nazar Kozhukhar, cond.


Татьяна Герасимёнок - BOHEMIAN ALGAE (2017) "Bohemian Algae" is the Sacred Ritual of the Holy Trinity. Preface: "The world –

Павел Карманов - GreenDNK в БЗК Татьяна Гринденко и Opus Posth. Большой зал консерватории

Леонид Десятников - Подмосковные вечера Главная тема фильма Обработка для скрипки и струнного ансамбля Романа Минца Роман Минц, скрипка

Юрий Акбалькан - Гнездо птеродактиля для блокфлейты. В исполнении автора

Владимир Тарнопольский - Чевенгур Наталья Пшеничникова Студия Новой Музыки Марина Рубинштейн (флейта) Никита Агафонов (кларнет) Михаил Оленев (тромбон)

Павел Карманов - Cambridge music Владилав Песин, скр. Максим Новиков, альт Ольга Демина, влч. Петр Айду, фп. Видео и

Александр Вустин - Памяти Бориса Клюзнера Для баритона и струнного квартета. 1977 На слова Юрия Олеши. Владимир Хачатуров, баритон. Струнный


Владимир Тарнопольский - Jenseits der Schatten Ансамбль musicFabrik, дирижер Вольфганг Лишке

Петр Поспелов - Зимняя ночь на стихи Бориса Пастернака Лиза Эбаноидзе, сопрано Семен Гуревич, скрипка Анастасия Чайкина, скрипка Никита


Петр Поспелов - Искатели жемчуга в Яузе Кантата для сопрано, облигатной трубы, ансамбля и камерного оркестра Москва, Дворец на Яузе, 31.12.2011.

Тарас Буевский - Концерт для фортепиано и струнного оркестра Наталья Богданова, камерный оркестр "Времена года", дир. Владислав Булахов. Международный фестиваль современной музыки "Московская

Владимир Мартынов - Войдите! (части 5, 6) Татьяна Гринденко, скрипка Ансамбль Opus Posth

Петр Поспелов. Внук пирата. 1. Увертюра «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Pavel Karmanov - The City I Love and Hate - in Perm Dyagilev fest 2013 Alexei Lubimov,Elena RevichVadim TeyfikovSergey PoltavskiIgor BobovichLeonid BakulinOrgel Hall Perm, RussiaDyagilev fest 2013CULTURESCAPESFestival, Baselcomissionedlisten and

Другие видео

Музыкальная критика



Воспоминание о премьерах

Как уже сообщал Ъ, оба крупнейших оперных театра России открыли свои сезоны. Открыли не премьерами, а теми спектаклями, которые были впервые показаны в прошлом сезоне и, по мнению как публики, так и критики, стали заметными удачами. Санкт-Петербургский Мариинский театр начал свой 214-й сезон, московский Большой -- 221-й. В северной столице открытие ознаменовали западной классикой -- оперой "Отелло" Верди, в первопрестольной -- "Хованщиной" Мусоргского в оркестровке Шостаковича. На обоих спектаклях побывал музыкальный обозреватель ПЕТР ПОСПЕЛОВ.

КоммерсантЪ / Пятница 06 сентября 1996
Как правило, критику, а за ним и читателю, не являющемуся записным театралом или оперным завсегдатаем, приходится судить о достижениях того или иного театра по премьерам. Такой практике есть свои оправдания: премьера -- это всегда заявление, новое слово, поступок, претензия на переоценку. К премьере вдохновенно готовятся, для нее подбирают лучшие силы. Премьерная горячка передает премьерному зрителю состояние подъема духа и концентрации сил. Однако вслед за премьерой наступают будни. В эти будни на спектакль приходит обычный зритель, и видимо, именно его мнение о работе театра стоит считать решающим.
Оркестр Мариинского театра вернулся с гастролей в ночь перед открытием и, поспав пару часов, сел в оркестровую яму. Никаких претензий к его форме предъявить было нельзя -- возможно, иногда плетениям солирующих деревянных можно было пожелать большей выразительности, но в целом струнные пели, медные поражали великолепием, тутти мощью и блеском потрясали зал. Все это было бы прекрасно в симфоническом концерте -- но непонятно почему Валерию Гергиеву, как ни любит он свой оркестр, понадобилось вовлечь его не в союз, а в соревнование с хором и солистами. В сцене бури, открывающей оперу, хор едва было слышно. Еще печальнее был выход главного героя -- знаменитое приветствие Отелло, которым героическим тенорам пристало сотрясать зал, прозвучало словно сквозь дюжину сурдин. Очевидно, что голос, как и темперамент Алексея Стеблянко, вполне музыкального певца (что было очевидно в любовном дуэте), мал для этой партии, но в той же ситуации не раз оказывался и Николай Путилин (Яго) с его звучным тембром и легкими верхами. Лучше всего шел в зал голос Валентины Цыдыповой; ее Дездемона оказалась женщиной далеко не ангельски-приторной, а страстной -- но в вокальной линии было слишком много неточностей. Досадно рассыпался ансамбль в финале 3-го акта (музыку было не узнать) -- да и в целом манера обращения Гергиева с партитурой (как можно меньше пауз и фермат, вперед во что бы то ни стало) лишила публику большинства красот вердиевского шедевра.
Режиссура Джанкарло дель Монако, поставившего спектакль в Мариинке, представляет собой худший образец следования не музыке, а внешней канве либретто: мизансцены перенасыщены бессмысленной пантомимой хора, в которой тонет нить действия. Яго лучшие моменты своей партии проводит загнанным на верхушку византийского креста, больше похожего на детскую складную мебель. Вдали уныло и методично плывут облака. Славный полководец, перед тем как придушить жену, вмазывает для храбрости. Единственно осмысленным кажется финал оперы, превращенной в историю про не очень умного человека, собственноручно испортившего себе жизнь, -- его злой гений Яго удирает безнаказанным, все остальные немного толпятся, а затем тоже равнодушно уходят. Подавая тем самым (правда, немного поздновато) пример публике.
Вместе с тем, премьерным спектаклям "Отелло" сопутствовал успех -- скорее всего, благодаря энергичному и вокально яркому Владимиру Галузину, задававшему тон и в ансамбле с Николаем Путилиным. Не будем отрицать в этом роль режиссера; однако Джанкарло дель Монако уехал, а спектакль, предоставленный сам себе и обычному цейтноту, просел до самого обидного основания, чем и ознаменовал начало нового этапа деятельности Валерия Гергиева, недавно официально назначенного директором театра.
Во многом похожую картину можно было наблюдать на "Хованщине" в Большом. С той разницей, что ее музыкальный руководитель -- Мстислав Ростропович -- больше не имеет к ней отношения, а в это же время отдает силы Шостаковичу в петербургской филармонии. "Хованщину" ведет молодой дирижер Павел Сорокин. От Гергиева его отличает выгодное достоинство -- оркестра словно нет вообще. Струнные инертно везут всю дорогу, разнообразие артикуляции сведено до нескольких приемов, острота инструментовки Шостаковича смазана до неразличимости. Зато певцов слышно превосходно. Я побывал на втором из двух спектаклей, которыми открывался сезон. Из премьерного состава основных партий пел один Виталий Таращенко (князь Андрей). По голосовой мощи ему были под стать Татьяна Ерастова (Марфа) и дебютировавший в партии Досифея прославленный бас Владимир Маторин. Однако их роли были сделаны чрезмерно крупным штрихом: вся детализация, как вокальная, так и психологическая, доведенная Ростроповичем до блеска с петербургскими певцами, улетучилась вместе с ними. О премьерной "Хованщине" напоминал лишь Василий Кирнос (князь Иван), певший тогда генеральную репетицию, -- но и он словно без сопротивления вписался в опавшую ткань оставленного спектакля. Остальные певцы были просто слабы. В постановке Бориса Покровского, когда-то значительной именно соответствием смысловой структуре оперы, на передний план выплыли ее давно отмеченные нелепости; нарушены или разболтаны мизансцены, потерявшие и в правдоподобии, и в музыкальной обусловленности. Все речитативные сцены, столь богатые оттенками смысла у Мусоргского, пробалтывались, оставляя ощущение невнятицы замысла.
Меньше всего потеряла заключительная картина, поставленная по-мейерберовски однозначно. Она и поныне производит сильное впечатление. Но если в Мариинском, помимо воли авторов, символичным выглядел финал, то в Большом -- поклоны. На них вышли только герои последней картины и дирижер; все остальные, в том числе и только что сгоревшие раскольники, видимо, посчитали за счастье, отпев свои партии, поскорее освободиться от одежд и направиться домой.
Приходится сделать вывод, что будни (к которым относятся даже и такие события, как открытие сезона или фестиваль Шостаковича, в рамках которого идет "Хованщина" Мусоргского) нашим ведущим театрам даются нелегко. Приятное ощущение аврала и возможность прыгнуть выше головы, сопутствующее исключительным событиям, не получается длить бесконечно. Кроме того, отошла в прошлое политическая актуальность, которую создавал не столько сам сюжет "Хованщины", сколько присутствие Ростроповича. Отошел в прошлое и фестиваль "Звезды белых ночей", под которыми впервые так заблестела черная кожа злосчастного мавра. Что же, будем дожидаться новых премьер.

Pavel Karmanov Oratorio 5 Angels (Best sound) Yulia Khutoretskaya Young chamber choir+ One Orchestra Pavel Karmanov Oratorio 5 Angels Yulia Khutoretskaya & The Young chamber choir & The

Pavel Karmanov - The City I Love and Hate - in Perm Dyagilev fest 2013 Alexei Lubimov,Elena RevichVadim TeyfikovSergey PoltavskiIgor BobovichLeonid BakulinOrgel Hall Perm, RussiaDyagilev fest 2013CULTURESCAPESFestival, Baselcomissionedlisten and

Павел Карманов - Струнный кваРЕтет Таллинн, Eesti musika paevad. Владислав Песин, скрипка. Марина Катаржнова, скрипка. Ася Соршнева, альт. Петр

ТПО Композитор - Хор жалобщиков Санкт-Петербурга Музыка Петра Поспелова и Александра Маноцкова. Стихи Екатерины Поспеловой на основе жалоб горожан Санкт-Петербурга.

Петр Поспелов. Внук пирата: 2. Das Lied и la canzone «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Петр Поспелов - Селима и Гассан Симфонический триптих. Концертный зал Чайковского. Финал Конкурса композиторов YouTube 2010

Павел Карманов - Cambridge music Владилав Песин, скр. Максим Новиков, альт Ольга Демина, влч. Петр Айду, фп. Видео и

Vladimir Martynov - Spaces of latent utterance (2012) Vladimir Martynov - Spaces of latent utterance in DOM - 11-03-12

Pavel Karmanov - The City I Love and Hate - in Perm Dyagilev fest 2013 Alexei Lubimov,Elena RevichVadim TeyfikovSergey PoltavskiIgor BobovichLeonid BakulinOrgel Hall Perm, RussiaDyagilev fest 2013CULTURESCAPESFestival, Baselcomissionedlisten and

Павел Карманов - GreenDNK в БЗК Татьяна Гринденко и Opus Posth. Большой зал консерватории

Павел Карманов - Cambridge music Credo quartet. Премьера: Кембридж, 2008

Владимир Николаев - Геревень, балет Пермский театр оперы и балета Хореограф - Раду Поклитару Художественный руководитель - Теодор Курентзис

Петя и Волк и не только - спектакль Московского театра кукол Сергей Прокофьев. "Петя и Волк". Петр Поспелов. "Петя и Волк - 2". Автор идеи

Леонид Десятников - Путешествие Лисы на Северо-Запад для сопрано и симфонического оркестра на стихи Елены Шварц. Солистка - Венера Гимадиева (сопрано).

Pavel Karmanov - THE WORD in BZF, St-Peterburg Youth chamber choir of St.Peterburg's Philharmonic society by Yulia Khutoretskaya. Павел Карманов - "СЛОВО"

Владимир Николаев. Танцы вокруг банановой кожуры Экскурс в прошлое. На заре увлечения электроникой. Симпатичная электронная вещица из далеких разбойных 90-х

ТПО Композитор - Детские игры - Москва, "Возвращение", 2009 Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова песни Екатерины Поспеловой. Для большого ансамбля



Владимир Мартынов - Этюд «На пришествие героя» Одиннадцатый Фестиваль Работ Владимира Мартынова, 10.03.2012, ДОМ


Петр Поспелов. Внук пирата. 1. Увертюра «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Татьяна Герасимёнок - The Creed (2015) «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Pavel Karmanov Second Snow on the Stadium by Kevork Mourad - Maxim Novikov - Petr Aidu Maxim Novikov Arts Production— в Spring Music Academy.

Леонид Десятников - Подмосковные вечера Главная тема фильма Обработка для скрипки и струнного ансамбля Романа Минца Роман Минц, скрипка

Pavel Karmanov - Force major (2010) studio record for 2 Violins & 2 Pianos - Elena Revich, Marina Katarzhnova (violins) Vadym Kholodenko

Петр Поспелов. Внук пирата. 3. Ария Тани «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Георг Пелецис - Владимир Мартынов. Переписка Алексей Гориболь, Полина Осетинская. Дом музыки

Леонид Десятников - Лето: Толотная из цикла "Русские сезоны" (2003)

Владимир Тарнопольский - Jenseits der Schatten Ансамбль musicFabrik, дирижер Вольфганг Лишке

Джон Кейдж. Лекция о ничто Российское ТВ, 1992. «Лекцию о ничто» исполняют: Владимир Чинаев Алексей Любимов Герман Виноградов

Другие видео