Pavel Karmanov Oratorio 5 Angels (Best sound) Yulia Khutoretskaya Young chamber choir+ One Orchestra Pavel Karmanov Oratorio 5 Angels Yulia Khutoretskaya & The Young chamber choir & The

Татьяна Герасимёнок - CERBERUS (2015) Pavel Karmanov Oratorio 5 Angels Yulia Khutoretskaya & The Young chamber choir & The

Pavel Karmanov - Twice a double concerto in Riga - European premiere Latvian National Symphony orchestra Сonductor - Normunds Sne The Great Guild Hall, Riga, Latvija


Павел Карманов - Funny Valentine для альта и арфы (2012) Максим Новиков, Валентина Борисова. Звук - Александр Волков, Александр Михлин. (c) Maxim Novikov 2013

Петр Поспелов. Внук пирата: 2. Das Lied и la canzone «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Петр Поспелов - Искатели жемчуга в Яузе Кантата для сопрано, облигатной трубы, ансамбля и камерного оркестра Москва, Дворец на Яузе, 31.12.2011.

Петр Поспелов - Призыв. Фрагмент репетиции Владимир Федосеев, БСО им. Чайковского. 2010. ГДРЗ


Pavel Karmanov Second Snow on the Stadium by Kevork Mourad - Maxim Novikov - Petr Aidu Maxim Novikov Arts Production— в Spring Music Academy.

Владимир Мартынов - Этюд «На пришествие героя» Одиннадцатый Фестиваль Работ Владимира Мартынова, 10.03.2012, ДОМ

Павел Карманов - Different Brooks для фортепианного квинтета. Таллинн, Eesti musika paevad. Владислав Песин и Марина Катаржнова, скр. Ася

Павел Карманов - «День Первый» для смешанного хора и чтеца. Максим Новиков (альт), Евгения Лисицына (орган). Молодежный камерный хор

Петр Поспелов - Призыв БСО им. П.И.Чайковского Дирижер Владимир Федосеев 29.12.2010, Дворец на Яузе, Москва

Царица Эмма Слова Екатерины Поспеловой Музыка Петра Поспелова Солисты, хор и оркестр театра "Новая опера" Вставной

Владимир Мартынов - Стена сообщений (бриколаж) - Часть 1 Выступление на презентации книги "Время Алисы" Центральный Дом Художника 11.06.2010 Пятый московский международный открытый

Петр Поспелов. Внук пирата. 3. Ария Тани «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Pavel Karmanov - The City I Love and Hate - in Perm Dyagilev fest 2013 Alexei Lubimov,Elena RevichVadim TeyfikovSergey PoltavskiIgor BobovichLeonid BakulinOrgel Hall Perm, RussiaDyagilev fest 2013CULTURESCAPESFestival, Baselcomissionedlisten and

Петр Поспелов - Зимняя ночь на стихи Бориса Пастернака Лиза Эбаноидзе, сопрано Семен Гуревич, скрипка Анастасия Чайкина, скрипка Никита



Леонид Десятников - По канве Астора Екатерина Апекишева, фп. Роман Минц, скрипка Максим Рысанов, альт Кристина Блаумане, виолончель

Петр Поспелов - Двенадцатая ночь - Первая песня Оливии Стихи - Анна Алямова Оливия - Елизавета Эбаноидзе Анастасия Чайкина, скрипка Валерия

Pavel Karmanov - The City I Love and Hate - in Perm Dyagilev fest 2013 Alexei Lubimov,Elena RevichVadim TeyfikovSergey PoltavskiIgor BobovichLeonid BakulinOrgel Hall Perm, RussiaDyagilev fest 2013CULTURESCAPESFestival, Baselcomissionedlisten and

Pavel Karmanov - Force major (2010) studio record for 2 Violins & 2 Pianos - Elena Revich, Marina Katarzhnova (violins) Vadym Kholodenko

Владимир Николаев. Танцы вокруг банановой кожуры Экскурс в прошлое. На заре увлечения электроникой. Симпатичная электронная вещица из далеких разбойных 90-х

Александр Вустин - Приношение для фортепианного квартета и ударных. Wiener Konzerthaus 17 февраля 2005, впервые исполнено ансамблем Kremerata

Александр Вустин - Памяти Бориса Клюзнера Для баритона и струнного квартета. 1977 На слова Юрия Олеши. Владимир Хачатуров, баритон. Струнный

Леонид Десятников - Эскизы к Закату Секстет для скрипки, флейты, кларнета, контрабаса и фортепиано

Владимир Мартынов - Бриколаж (фрагмент) Исполняет автор 23.02.2008 в КЦ ДОМ http://dom.com.ru/

Pavel Karmanov - Music for Firework concert version by Alexei Khanyutin The Posket symphony, Nazar Kozhukhar Назар Кожухарь Карманов Ханютин

Леонид Десятников - Путешествие Лисы на Северо-Запад для сопрано и симфонического оркестра на стихи Елены Шварц. Солистка - Венера Гимадиева (сопрано).

Другие видео

Музыкальная критика



Тайная недоброжелательность разрешилась явной приязнью

"Пиковая дама" в постановке Ю. Любимова

КоммерсантЪ / Суббота 14 июня 1997

Юрий Любимов показал в Москве "Пиковую даму"

Такой или не такой, как она была показана в Москве, должна была бы быть "Пиковая дама", заказанная Любимову и Шнитке для Парижской оперы в 1977 году, судить сегодня невозможно. О спектакле Боннской оперы, поставленном в позапрошлом сезоне, напротив, нетрудно составить более точное представление. Но показанное на сцене МХАТа с полным правом можно считать самостоятельным оперным представлением. Из Бонна приехали декорации, костюмы, три солиста и специалисты по техническому оснащению, остальных солистов, хор и оркестр предоставил театр Евгения Колобова.
Это не совсем гастроли и не совсем римейк. Если учесть, что спектакль Боннской оперы, в свою очередь, во многом повторил любимовскую постановку "Пиковой дамы" конца 80-х годов в немецком же городе Карлсруэ, то предыстория нынешнего спектакля будет выглядеть еще более запутанной. Во избежание этого расценим произошедшее на сцене МХАТа как победу исторической справедливости: двадцать лет спустя некогда обвиненные в "надругательстве" над национальными гениями -- Чайковским и Пушкиным -- Любимов и Шнитке "прописали" свою версию на русской сцене; а инквизиторская статья в "Правде" Альгиса Жюрайтиса заняла почетное (по силе общественного резонанса) второе место после "Сумбура вместо музыки" в отечественной оперной критике. Еще раз вспомнив все эти обстоятельства и еще раз порадовавшись торжеству справедливости, позволим себе наконец-то отвлечься от сюжетики заказа и выслушать аргументы режиссера, проверить, не истек ли срок годности театральной идеи. Эти аргументы восходят к еще более далекой театральной истории -- к мейерхольдовской постановке "Пиковой дамы" 30-х годов. Именно Мейерхольд первым изничтожил либретто Модеста Чайковского, "пушкинизировав" оперу его брата. Любимов идет дальше: используя Шнитке не как прославленного автора симфоний, а как тертого подельника по Таганке, он убрал почти все хоровые сцены, урезал и переселил в другую часть спектакля пастораль, упразднил арию Елецкого из третьей картины, дуэт Лизы и Германна из шестой. Зато ввел фрагменты "натурального" пушкинского текста, которые под клавесинную подложку читает Томский, превращающийся, таким образом, еще и в персонаж "от автора". Германн в финале не погибает, а остается сидеть на железной кровати Обуховской больницы, тупо повторяя три заветных карты... Иными словами, платье haute couture разрезали по швам (а когда и мимо), часть выкинули, а оставшиеся куски скрепили проволочками. (Согласно первоначальному плану Гете-института, одновременно с любимовской в Москву должны были привезти "Пиковую даму" Анатолия Васильева, поставленную в Веймаре. Жаль, что не вышло. Васильев считает, что слова либретто и вправду скверные, но драматически действие выстроено правильно. Интересный бы получился очный спор Любимова и Васильева).
Таким образом либретто новой версии превращается в сценическую композицию, в коллаж Пушкина и Модеста Чайковского. Столкновение вполне любимовское, можно сказать, таганковское. Демонстрирующее извечный драматизм во взаимоотношениях "священных чудовищ" национальной классики и реформаторов-авангардистов, трезво ниспровергающих эти святыни. Почерк Любимова, в последних драматических спектаклях Таганки раздраженный и торопливый, здесь вновь обрел знакомую по лучшим творениям режиссера четкость и внятность.
Чайковский отнес сюжет в конец ХVIII века, екатерининская роскошь оказалась тогда к лицу оперной сцене. Мейерхольд вернул действие в пушкинские времена. Любимов и художник Давид Боровский вообще не уточняют примет конкретного времени. Впрочем, как и места. Мрачных петербургских углов, петербургской сырости и тайны в спектакле нет, а в геометрическом фасаде золотой плоскости задней стены зашифрована, скорее всего, Флоренция, где писалась "Пиковая дама". Вообще, Боровский превратил карточную арифметику в строгую сценическую геометрию: три уровня плоскостей, три зеленых игровых стола с зеркальными "подкладками", три светильника над ними, канделябры с тремя свечами... Холодное пересечение диагоналей, расчетливые удары сценографических эффектов. Так и должно быть в мире, где нет места лирике, а есть ущемленное самолюбие, обиды и хмурые страсти.
Германн и Лиза у Любимова -- пара угрюмых уголовников (вроде тех, что действуют в "Отчаяньи" у Набокова), повязанных общим прошлым. Им и остается лишь вспоминать, как они были молоды двадцать лет назад, когда хотелось любить и резаться в карты, когда Жюрайтис писал статьи. Исполнители двух главных партий ведут себя очень дисциплинированно. Они смотрят на дирижера, они дозируют голос, но наводят лишь на горькие мысли об уровне Боннской оперы. Правда, если Лариса Шевченко (Лиза) просто не блещет вокальными достоинствами, то Алексей Стеблянко (Германн) скорее выглядит жертвой режиссерского запрета на изъявления лирики.
Нам довелось увидеть второе московское представление оперы, где в партии Томского был занят немецкий певец Павел Хунка. Он и кажется основной удачей спектакля. Милый светский господин (очень прилично спевший свои кусочки) в сюртуке и очках не имел уже ничего общего ни с Пушкиным, ни с Достоевским, ни с Чайковским. Будучи главным ножом в деле резки Чайковского, он был далек от малейшего азарта. И обликом, и специфическим акцентом, с которым он излагал под клавесин пушкинские фрагменты, он воплощал немецкого профессора-слависта, из тех, кто с равной академической отстраненностью рассуждает о Пушкине и о Бренере. Вообще, немец здесь не столько Германн, сколько Томский-рассказчик. (В немецкой версии, где на фоне русского текста пушкинские отрывки читались по-немецки, подобное кви-про-кво было еще яснее). Это тоже привет от Мейерхольда, у которого Германн с первых минут был охвачен страстью к игре, а все расчетливое в нем, немецкое, было режиссером убрано.
Вся опера идет от имени Гете-института. Лиза, кстати, не тонет в канавке -- немец вовремя подоспевает, чтобы подать ей руку и увести от гибели. Это -- ключевой момент спектакля, в котором показывается, как просто можно исправить российскую историю. Где нет азарта, не место и азартным статьям "в защиту". Верх берет улыбчивая мысль о германо-российском культурном сотрудничестве. Наверное, таким и должен быть правильный подарок к 80-летию режиссера.
Мы уже не раз писали, что театр "Новая опера" с его великолепным хором и вполне приличным оркестром мог бы быть отличной площадкой для приглашения гастролеров. Придется подождать другого раза. Достоинства труппы проявились разве что в хорошем исполнении партий второго плана (в число которых попал и князь Елецкий, оставшийся без коронной арии). Мощный оркестр Чайковского оказался программно усушен до камерного звучания. Реально это выражалось в том, что на пиано струнные упрятаны под сукно, зато неизбежно вылезают деревянные духовые, обнаруживая свое горестное происхождение от фабрики "Большевик". На форте оркестр звучит просто как невыстроенный по балансу инструмент в плохой акустике.
Следовало бы добавить, что Евгений Самойлов (который дивно сделал в "Новой опере" вердиевских "Фоскари") как будто не управляет певцами, а находится в неловкой зависимости от их боннского мнения: темпы и агогика в ариях буксуют и топчутся на месте, мелодия не живет, интонация не волнует. С Колобовым бы такие номера не прошли -- но Колобов от проекта устранился. Что можно было предсказать: его не могла обрадовать перспектива сотрудничества с режиссером и художником, у которых существуют собственные мысли. Делать из "Пиковой дамы" репертуарный спектакль "Новой оперы" (как это предполагается) нет никакого резона. Без гастролеров пропадет главный акцент спектакля. В простое окажется хор -- лучшее, что есть в театре. А сам Колобов, тоже недавно слегка переписавший "Евгения Онегина", окажется в роли эпигона.
ТПО "Композитор" - Jeux d'enfants Детские игры - Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова Екатерины Поспеловой -

ТПО Композитор - Хор жалобщиков Санкт-Петербурга Музыка Петра Поспелова и Александра Маноцкова. Стихи Екатерины Поспеловой на основе жалоб горожан Санкт-Петербурга.

Татьяна Герасимёнок - The Smell of Roses (2015) Музыка Петра Поспелова и Александра Маноцкова. Стихи Екатерины Поспеловой на основе жалоб горожан Санкт-Петербурга.

Петр Поспелов. Внук пирата. 3. Ария Тани «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Владимир Мартынов - Войдите! (части 5, 6) Татьяна Гринденко, скрипка Ансамбль Opus Posth

Петр Поспелов - Призыв. Фрагмент репетиции Владимир Федосеев, БСО им. Чайковского. 2010. ГДРЗ

Владимир Мартынов - Бриколаж (фрагмент) Исполняет автор 23.02.2008 в КЦ ДОМ http://dom.com.ru/


Владимир Николаев - Японская сказка Стихи Арсения Тарковского Анатолий Горев, вокал

Петр Поспелов - Мне Бригитта скажет Слова и музыка Петра Поспелова Исполняют Елизавета Эбаноидзе и Семен Гуревич. За роялем -

Владимир Мартынов - Дети выдры Хуун_Хуур-Ту Opus Posth п/у Татьяны Гринденко Хор «Млада» (Пермь) Фрагменты премьеры в Перми, 17

Владимир Тарнопольский - Jenseits der Schatten Ансамбль musicFabrik, дирижер Вольфганг Лишке

Петр Поспелов – Грузинская песня "Ожерелье". Слова народные, перевод Яна Гольцмана Елизавета Эбаноидзе, голос Кирилл Уманский, фп. Сортавала, Дом

Георг Пелецис - Владимир Мартынов. Переписка Алексей Гориболь, Полина Осетинская. Дом музыки


Петр Поспелов - Жди меня на слова Константина Симонова (1941). Лиза Эбаноидзе, сопрано. Семен Гуревич, скрипка. Петр Поспелов, фп.

Александр Вустин - Плач для фагота соло, 1989

Павел Карманов - «День Первый» для смешанного хора и чтеца. Максим Новиков (альт), Евгения Лисицына (орган). Молодежный камерный хор

Петр Поспелов - Призыв БСО им. П.И.Чайковского Дирижер Владимир Федосеев 29.12.2010, Дворец на Яузе, Москва

Леонид Десятников - Колхозная песня о Москве из к/ф «Москва» New Era Orchestra (Киев). Дирижер Татьяна Калиниченко Киев, Гогольфест, Сентябрь 2010

Павел Карманов - GreenDNK в БЗК Татьяна Гринденко и Opus Posth. Большой зал консерватории

Леонид Десятников - По канве Астора Екатерина Апекишева, фп. Роман Минц, скрипка Максим Рысанов, альт Кристина Блаумане, виолончель

Pavel Karmanov Oratorio 5 Angels (Best sound) Yulia Khutoretskaya Young chamber choir+ One Orchestra Pavel Karmanov Oratorio 5 Angels Yulia Khutoretskaya & The Young chamber choir & The

Владимир Тарнопольский - Чевенгур Наталья Пшеничникова Студия Новой Музыки Марина Рубинштейн (флейта) Никита Агафонов (кларнет) Михаил Оленев (тромбон)

О ВРЕДЕ ТАБАКА Опера по произведению А.П. Чехова. Ансамбль солистов "Эрмитаж", КМСО им. С.Т. Рихтера Художественный

Татьяна Герасимёнок - Insomnia.Poison (2016) Опера по произведению А.П. Чехова. Ансамбль солистов "Эрмитаж", КМСО им. С.Т. Рихтера Художественный

Pavel Karmanov - Music for Firework concert version by Alexei Khanyutin The Posket symphony, Nazar Kozhukhar Назар Кожухарь Карманов Ханютин

Pavel Karmanov - The City I Love and Hate - in Perm Dyagilev fest 2013 Alexei Lubimov,Elena RevichVadim TeyfikovSergey PoltavskiIgor BobovichLeonid BakulinOrgel Hall Perm, RussiaDyagilev fest 2013CULTURESCAPESFestival, Baselcomissionedlisten and


Петр Поспелов - Петя и Волк 2 Продолжение музыкальной сказки С.С.Прокофьева. Российский национальный оркестр. Дирижер Владислав Лаврик. Рассказчик Александр Олешко

Леонид Десятников - Зима священная 1949 года: VI - Спорт Симфония для солистов, хора и оркестра (1998) Симфонический оркестр Виннипега, солисты и хор Дирижер

Владимир Мартынов - Stabat Mater Ансамбль Opus posth Хоры "Сирин" и "Алконост" п/у Татьяны Гринденко

Другие видео