Юрий Акбалькан - Гнездо птеродактиля для блокфлейты. В исполнении автора

Sergey Khismatov - To the left II | souvenir No name ensemble cond. Mark Buloshnikov

Петр Поспелов - Искатели жемчуга в Яузе Кантата для сопрано, облигатной трубы, ансамбля и камерного оркестра Москва, Дворец на Яузе, 31.12.2011.

Владимир Мартынов - Войдите! (части 5, 6) Татьяна Гринденко, скрипка Ансамбль Opus Posth


О ВРЕДЕ ТАБАКА Опера по произведению А.П. Чехова. Ансамбль солистов "Эрмитаж", КМСО им. С.Т. Рихтера Художественный

Pavel Karmanov - Music for Firework concert version by Alexei Khanyutin The Posket symphony, Nazar Kozhukhar Назар Кожухарь Карманов Ханютин

Павел Карманов - Cambridge music Таллинн, Eesti musika paevad. Ася Соршнева, скрипка. Марина Катаржнова, альт. Петр Кондрашин, влч. Петр

Pavel Karmanov - Twice a Double concerto 3-04-11 fine sound Olga Ivousheykova - baroque fluteMaria Chapurina - FlutePaolo Grazzi - baroque oboe Alexei Utkin

Петр Поспелов - Петя и Волк 2 Продолжение музыкальной сказки С.С.Прокофьева. Российский национальный оркестр. Дирижер Владислав Лаврик. Рассказчик Александр Олешко

Павел Карманов - Подарок самому себе на день рождения Андрей Усов - Алексей Толстов - Вадим Холоденко 23.01.2012 Архиповский зал, Москва

Леонид Десятников - По канве Астора Екатерина Апекишева, фп. Роман Минц, скрипка Максим Рысанов, альт Кристина Блаумане, виолончель

Квинтет Квинтет памяти музыканта написан по заказу Алексея Гориболя и Рустама Комачкова для вечера памяти

Петр Поспелов - Зимняя ночь на стихи Бориса Пастернака Лиза Эбаноидзе, сопрано Семен Гуревич, скрипка Анастасия Чайкина, скрипка Никита

Леонид Десятников - Зима священная 1949 года: VI - Спорт Симфония для солистов, хора и оркестра (1998) Симфонический оркестр Виннипега, солисты и хор Дирижер

Леонид Десятников - Эскизы к Закату Секстет для скрипки, флейты, кларнета, контрабаса и фортепиано

Петр Поспелов - Селима и Гассан Симфонический триптих. Концертный зал Чайковского. Финал Конкурса композиторов YouTube 2010

ТПО Композитор - Детские игры (Jeux d'enfants) - Киев 2012 Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова песни Екатерины Поспеловой New Era Orchestra

Петр Поспелов – Грузинская песня "Ожерелье". Слова народные, перевод Яна Гольцмана Елизавета Эбаноидзе, голос Кирилл Уманский, фп. Сортавала, Дом

ТПО Композитор - Хор жалобщиков Санкт-Петербурга Музыка Петра Поспелова и Александра Маноцкова. Стихи Екатерины Поспеловой на основе жалоб горожан Санкт-Петербурга.

Pavel Karmanov - The City I Love and Hate - in Perm Dyagilev fest 2013 Alexei Lubimov,Elena RevichVadim TeyfikovSergey PoltavskiIgor BobovichLeonid BakulinOrgel Hall Perm, RussiaDyagilev fest 2013CULTURESCAPESFestival, Baselcomissionedlisten and

Владимир Тарнопольский - Чевенгур Наталья Пшеничникова Студия Новой Музыки Марина Рубинштейн (флейта) Никита Агафонов (кларнет) Михаил Оленев (тромбон)


Антон Батагов - Бодхичарья-Аватара Поет верховный лама Калмыкии Тэло Тулку Ринпоче

Антон Батагов - Джон Кейдж жил на углу 6-й авеню и 18-й улицы Видео: Алиса Наремонти New York City 2012 Эта музыка включает в себя аудиозапись, сделанную

Владимир Мартынов - Стена сообщений (бриколаж) - Часть 1 Выступление на презентации книги "Время Алисы" Центральный Дом Художника 11.06.2010 Пятый московский международный открытый


Pavel Karmanov Second Snow on the Stadium by Kevork Mourad - Maxim Novikov - Petr Aidu Maxim Novikov Arts Production— в Spring Music Academy.


Джон Кейдж. Лекция о ничто Российское ТВ, 1992. «Лекцию о ничто» исполняют: Владимир Чинаев Алексей Любимов Герман Виноградов

Владимир Николаев - Игрища Музыкальное представление Видео с концерта фестиваля «Другое пространство». Москва. 20 июня

Другие видео

Музыкальная критика



Нам равно внятны и подполье, и полет

Четвертая симфония Николая Корндорфа в компании Скрябина и Рахманинова

Русский Телеграф / Четверг 25 декабря 1997
Большой зал Петербургской филармонии, как известно, крепость высокого искусства. Она почти неприступна для музыки, чья ценность еще исторически не выяснена. Крайне редко можно услышать в этих стенах свежие сочинения современников. Репертуарная политика Филармонии словно диктуется из будущего: "там" знают, сколько уцелеет из музыки наших ровесников -- "здесь" исправно блюдут сей малый процент. И вот, в одном из недавних концертов сошлись русские авторы разных времен. Заслуженный коллектив АСО под началом Александра Лазарева играл законных небожителей Рахманинова и Скрябина. В эту компанию угодил и москвич Николай Корндорф, ныне канадский житель. Абонементная публика не очень любит наличных авторов. В первом отделении она вовсю шепталась под его Четвертую симфонию, а самые искренние даже посетили буфет.
Пятидесятилетний Николай Корндорф принадлежит к поколению московских нонконформистов. При советской власти они отрицали стилистику "секретарской музыки", однако оставались -- в русле русско-советской традиции -- верными принципу "больше чем поэт". Четвертая симфония Корндорфа названа "Музыкой андеграунда". Термином "андеграунд" автор назвал обочину всеобщего сознания, поп-формулы, мотивчики разнообразного происхождения -- и жестокий романс, и тяжелый рок. Они насилуют слух, по словам композитора, "удивительно переплетаясь с... "возвышенным"... Порою, используя "низкий" материал, можно выразить... отнюдь не "низкие" идеи". Симфония -- попытка расчленить подсознание. Риск велик: уж больно эти кишки несимпатичны. Предоставив говорить "низкому", Корндорф отходит в сторону, и авторская воля проявляется в манере его сочленять и развивать. Слитно-контрастная четырехчастная форма лишена драматургической сердцевины, и выглядит это не просчетом, а дерзостью. В "Мертвых душах" тоже ведь нет положительного героя; правда, есть лирические просветы. Цикл Симфонии беспросветен: мертвенная трясина -- невыразимо пошлое романсное марево -- крутой галопирующий фарш из цитат -- антикатарсис на исходном материале. Недрожащей рукой Корндорф серьезно складывает из абсолютно никакого материала привычные формы академического движения и развития, анемичное "что положено", недвижимость в четырех частях. Смело, но, по-моему, недостаточно обаятельно. Стройматериал -- он все равно живой, даже если несобственный и сумеречный. Здоровый прагматизм автора более всего слышен в акустической прямолинейности: ведь неуклонно выражая идею посредством живого, животного звука, поневоле наступаешь на горло его возможной песне. И, в итоге, даже своей собственной идее. Тематизм андеграунда отомстил автору-пользователю. Но "отрицательный" результат эксперимента интересен, эстетически ценен и отважно автором запрограммирован.
Такое подробное суждение о незнакомом опусе стало возможным благодаря великолепной работе Александра Лазарева, которому он и посвящен (москвичам Лазарев известен как бывший главный дирижер Большого театра -- Прим. "Телеграфа"). Филармония нуждается в регулярных концертах подлинно современной музыки с его участием. Оставим демагогию о "хорошей музыке, которая всегда современна!". Надо приучить и оркестр, и публику прислушиваться к негромким голосам людей, пишущих ноты здесь и сейчас.
Во втором отделении кворум, как и тишина, был восстановлен. Сперва пианистка Татьяна Лазарева -- студентка С. Доренского в Московской консерватории -- сыграла Первый (из трех затасканных) концерт Рахманинова. Семнадцатилетний автор, похоже, сочинил его руками за роялем. Ну и сердцем, конечно. Гению все можно -- он не озаботился оркестровым интересом, к вящему удовольствию солиста. В то же время мелкие клавирные радости дюжинами гибнут под тяжестью оркестровки: видно, и тогда в наших вузах с этим предметом были проблемы. Солиста вроде явно соблазняют махровым листовским романтизмом -- но тайно предписывают классицистскую сверхдикцию даже в сверхбыстрых пассажах. Требования ранних, "незрелых" сочинений самых разных авторов бывают высоки, но невольны. К этому прибавим ситуацию публичного вдохновения, экстремальную почти для любого артиста. Но неудача, постигшая юную Татьяну Лазареву, скорее сущностная. Если пьеса и кажется написанной "без головы", это не значит, что можно ее проехать на одном пафосе, не разымая на части речи. Вам куском? Нет, нам порезать. Иначе останется один большой рамплиссаж. Зритель видит, что "пальчики бегают", -- слушатель не знает, что не слышит половины писаных нот, что шедевр вполовину богаче. Однако на то они и шедевры, чтоб и в урезанном виде собирать аудиторию. Замечательно одаренной Тане Лазаревой стоит помнить об этом их свойстве, не относить пока овации на свой счет и не доверять безгранично консерваторскому образованию.
Скрябинская "Поэма экстаза" идеологически выдержана, как бетховенские крепленые партитуры. Сами же темы-знаки и образ их жизни в музыкальной среде неожиданно напоминают о классицизме Рамо с его передачей идеи через жест. Эту неизвестную ему традицию "русский француз", может быть, воспринял от французских романтиков. Трудно играть такую синтетику -- ритм прихотлив, как в фортепианных сочинениях Скрябина, но положен в оркестр, на темную медь либо ветвистое дерево. Струнные, изображая педальные отзвуки несуществующего рояля, затейно пульсируют. Вольно же было композитору малого роста и веса отрываться от окружающей акустической действительности, маша усами! Александр Лазарев почти оторвал от земли сотню оркестрантов, проявляя дивный дар рассказчика. Темпы он необычно обострил, ускорив полеты и углубив томление духа (последнее фактически перестало быть суетой.) Мановение лазаревской руки вызывало к жизни даже плосковатые вертикали рахманиновского Концерта. Здесь дирижер обнимал все оркестровые этажи, отчего быстрые разделы дрожали и вибрировали. Посещал ли Скрябин планетарий, знал ли о вращении звездных систем? Лазарев, конечно, знает и, как бы вооружен силою науки, воспроизводит вселенский экстаз астрономически точно. Медленные разделы обросли множеством оркестровых обстоятельств, утяжелились и стали почти эротически наглядными. Вот и концепция: дух бесконечной потенции творит из себя (ну не умеет он иначе) и стремится к новейшим гармоническим восторгам. И так в течение вечности, по кругу. Двадцать минут, что идет "Поэма экстаза", аккуратно вырезаны автором из этого процесса, о котором смутно говорит гармония, скользящая по ограниченному набору аккордов и лишенная линейного движения. Если по Достоевскому вечность -- это баня с пауками, то Скрябину она, верно, рисовалась гигантской, но наперед исчерпанной замкнутой последовательностью созвучий. Впрочем, пауки в трактовке Лазарева тоже имелись. Все заусенцы партитуры, все "тормоза" прозвучали внятно, были услышаны залом, привыкшим к различным экстазам, но не знающим их цены. В моменты наивысшей громкости хотелось "прикрутить ручку": как почти всегда бывает у ЗКР, сила звука обращалась грубостью, забивая уши чем-то неприятно похрустывающим. Если бы оркестр был приучен играть более острым, пронзительным звуком так, чтобы не чувствовалось количество исполнителей, то реализация утопической скрябинской партитуры оказалась бы стопроцентной.
ПОДПИСЬ ПОД ФОТО:
Кто знает Николая Корндорфа, подтвердит -- это он. Про его музыку такого не скажешь

Современные русские композиторы: Николай Корндорф


Юрий Акбалькан - Гнездо птеродактиля для блокфлейты. В исполнении автора


Татьяна Герасимёнок - BOHEMIAN ALGAE (2017) "Bohemian Algae" is the Sacred Ritual of the Holy Trinity. Preface: "The world –

Александр Вустин - Багатель из проекта "Петрушка". Оливер Триндль, фп.


Pavel Karmanov - Twice a Double concerto 3-04-11 fine sound Olga Ivousheykova - baroque fluteMaria Chapurina - FlutePaolo Grazzi - baroque oboe Alexei Utkin

Владимир Николаев - Геревень, балет Телесюжет. Пермь, октябрь 2012

Джон Кейдж. Лекция о ничто Российское ТВ, 1992. «Лекцию о ничто» исполняют: Владимир Чинаев Алексей Любимов Герман Виноградов

Владимир Николаев - Японская сказка Стихи Арсения Тарковского Анатолий Горев, вокал

Александр Вустин - Памяти Бориса Клюзнера Для баритона и струнного квартета. 1977 На слова Юрия Олеши. Владимир Хачатуров, баритон. Струнный

ТПО "Композитор" - Jeux d'enfants Детские игры - Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова Екатерины Поспеловой -

Pavel Karmanov - The City I Love and Hate - in Perm Dyagilev fest 2013 Alexei Lubimov,Elena RevichVadim TeyfikovSergey PoltavskiIgor BobovichLeonid BakulinOrgel Hall Perm, RussiaDyagilev fest 2013CULTURESCAPESFestival, Baselcomissionedlisten and


Павел Карманов - «День Первый» для смешанного хора и чтеца. Максим Новиков (альт), Евгения Лисицына (орган). Молодежный камерный хор


Павел Карманов - GreenDNK в БЗК Татьяна Гринденко и Opus Posth. Большой зал консерватории

Петр Поспелов - Двенадцатая ночь - Первая песня Оливии Стихи - Анна Алямова Оливия - Елизавета Эбаноидзе Анастасия Чайкина, скрипка Валерия

Павел Карманов - Michael Music Pocket symphony, Nazar Kozhukhar, cond.

Петр Поспелов - Пипо растельмоз Квартет имени Э. Мирзояна и Мария Федотова, флейта Первая скрипка - Арам Асатрян Вторая

Леонид Десятников - Подмосковные вечера Главная тема фильма Обработка для скрипки и струнного ансамбля Романа Минца Роман Минц, скрипка

Павел Карманов - Cambridge music Credo quartet. Премьера: Кембридж, 2008

Владимир Тарнопольский - Jenseits der Schatten Ансамбль musicFabrik, дирижер Вольфганг Лишке

Павел Карманов - Funny Valentine для альта и арфы (2012) Максим Новиков, Валентина Борисова. Звук - Александр Волков, Александр Михлин. (c) Maxim Novikov 2013

Петр Поспелов - Призыв БСО им. П.И.Чайковского Дирижер Владимир Федосеев 29.12.2010, Дворец на Яузе, Москва

ТПО Композитор - Детские игры (Jeux d'enfants) - Киев 2012 Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова песни Екатерины Поспеловой New Era Orchestra

Татьяна Герасимёнок - The Creed (2015) Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова песни Екатерины Поспеловой New Era Orchestra

Петр Поспелов. Внук пирата. 1. Увертюра «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Владимир Николаев - Геревень, балет Пермский театр оперы и балета Хореограф - Раду Поклитару Художественный руководитель - Теодор Курентзис

Леонид Десятников - Лето: Толотная из цикла "Русские сезоны" (2003)

Георгий Пелецис - Владимир Мартынов. Переписка Номер 10 (Мартынов): Полина Осетинская, фп.

Другие видео