Александр Вустин - Памяти Бориса Клюзнера Для баритона и струнного квартета. 1977 На слова Юрия Олеши. Владимир Хачатуров, баритон. Струнный

Pavel Karmanov - Innerlichkeit - Photos by astronaut A_Skvortsov Pavel Karmanov - Innerlichkeit , Photos by astronaut A. Skvortsov Peter Aidu (Piano), Ivan

Владимир Мартынов - Войдите! (части 3, 4) Татьяна Гринденко, скрипка Ансамбль Opus Posth

Петр Поспелов - Селима и Гассан Симфонический триптих. Концертный зал Чайковского. Финал Конкурса композиторов YouTube 2010

Леонид Десятников - Колхозная песня о Москве из к/ф «Москва» New Era Orchestra (Киев). Дирижер Татьяна Калиниченко Киев, Гогольфест, Сентябрь 2010

Царица Эмма Слова Екатерины Поспеловой Музыка Петра Поспелова Солисты, хор и оркестр театра "Новая опера" Вставной

ТПО Композитор - Детские игры - Москва, "Возвращение", 2009 Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова песни Екатерины Поспеловой. Для большого ансамбля


ТПО Композитор - Детские игры (Jeux d'enfants) - Киев 2012 Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова песни Екатерины Поспеловой New Era Orchestra

Татьяна Герасимёнок - The Creed (2015) Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова песни Екатерины Поспеловой New Era Orchestra

Pavel Karmanov – Musica con Cello – with New Russia State orchestra Boris Andrianov (Cello), Ksenia Bashmet (Piano), Andrey Ivanov (Bass), Vartan Babayan (drums) "New Russia"

Павел Карманов - Cambridge music Credo quartet. Премьера: Кембридж, 2008


Pavel Karmanov Second Snow on the Stadium by Kevork Mourad - Maxim Novikov - Petr Aidu Maxim Novikov Arts Production— в Spring Music Academy.

ТПО Композитор - Хор жалобщиков Санкт-Петербурга Музыка Петра Поспелова и Александра Маноцкова. Стихи Екатерины Поспеловой на основе жалоб горожан Санкт-Петербурга.

Петр Поспелов. Внук пирата: 2. Das Lied и la canzone «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Владимир Николаев - Сквозь разбитые стекла (фрагмент) Оркестр MusicAeterna. Дирижер Валентин Урюпин. Пермь. Дягилевский фестиваль. 27 мая 2013

Павел Карманов - Подарок самому себе на день рождения Андрей Усов - Алексей Толстов - Вадим Холоденко 23.01.2012 Архиповский зал, Москва

Владимир Тарнопольский - Чевенгур Наталья Пшеничникова Студия Новой Музыки Марина Рубинштейн (флейта) Никита Агафонов (кларнет) Михаил Оленев (тромбон)

Леонид Десятников - Second hand "Отзвуки, транскрипции, посвящения" Концерт в Малом зале СПБ Филармонии 16.10.2010 Artstudio "TroyAnna"

О ВРЕДЕ ТАБАКА Опера по произведению А.П. Чехова. Ансамбль солистов "Эрмитаж", КМСО им. С.Т. Рихтера Художественный

Pavel Karmanov - Twice a Double concerto 3-04-11 fine sound Olga Ivousheykova - baroque fluteMaria Chapurina - FlutePaolo Grazzi - baroque oboe Alexei Utkin

Владимир Мартынов - Войдите! (части 1, 2) Татьяна Гринденко, скрипка Ансамбль Opus Posth

Владимир Николаев. Танцы вокруг банановой кожуры Экскурс в прошлое. На заре увлечения электроникой. Симпатичная электронная вещица из далеких разбойных 90-х

Pavel Karmanov - Force major (2010) studio record for 2 Violins & 2 Pianos - Elena Revich, Marina Katarzhnova (violins) Vadym Kholodenko

Pavel Karmanov - THE WORD in BZF, St-Peterburg Youth chamber choir of St.Peterburg's Philharmonic society by Yulia Khutoretskaya. Павел Карманов - "СЛОВО"

Leonid Desyatnikov - Tango Eva Bindere - violin Maxim Rysanov - viola Peteris Cirksis - violoncello Leonid Desyatnikov


Петр Поспелов - Призыв. Фрагмент репетиции Владимир Федосеев, БСО им. Чайковского. 2010. ГДРЗ

Петр Поспелов. Внук пирата. 1. Увертюра «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Павел Карманов - GreenDNK в БЗК Татьяна Гринденко и Opus Posth. Большой зал консерватории


Другие видео

Музыкальная критика



Ритуалы современной музыки

Концерты ансамблей Стива Райха и Пьера Булеза -- главные события 40-й "Варшавской осени"

Русский Телеграф / Четверг 02 октября 1997
Чтобы получить представление о фестивале современной музыки "Варшавская осень", ни в коем случае не следует вспоминать его младшего родственника -- осень "Московскую". Последний, организованный по аналогии с варшавским предприятием местным Союзом композиторов, так всегда и оставался внутренним, сугубо цеховым делом. "Варшавская осень", напротив, всегда имела громкий культурный резонанс, и не только в Польше, где однажды "разрешили авангард". По пластинкам с фестиваля, качественно сделанным буклетам с грамотными аннотациями российские композиторы узнавали о современном музыкальном процессе -- его существовании вообще и разных удивительных свойствах.
Но сегодня на фестивале "Варшавская осень" можно наблюдать аналогичные московским полупустые залы и малотревожащие коллизии. Постепенно он становится удовольствием для специалистов. 40-й фестиваль прошел без волнующей актуальности -- успокоенно, респектабельно, тихо. Среди концертных программ (в их числе -- "40 лет польской электроакустике", "литовские" и "российские композиторы", "музыка основателей фестиваля Витольда Лютославского, Казимира Сероцкого") -- только два события: гастроли французского ансамбля Intercontemporain (президент -- император высокого европейского авангарда Пьер Булез) и американского ансамбля Steve Reich and Musicians (во главе с одним из создателей не дающего покоя авангардистской Европе минимализма -- Стивом Райхом).

В ковчег возьмут Булеза. Возможно, с Райхом

Оба ансамбля в музыкальном контексте второй половины века легендарны. Но представительствуют за совершенно разные, мало соприкасающиеся друг с другом системы координат. В одной системе музыка элитарна, в другой -- может быть захватывающей для интеллектуалов и в то же время завораживающей для широкой публики. В одной границы академизма четко прочерчены, в другой -- от фиксации ускользают. В отличие от булезовского предприятия, ведущего историю новой музыки от "нововенцев", Райх не видит смысла ощущать и принимать за точку отсчета "темно-коричневый венский Angst". И если модель ансамбля "Интерконтемпорен" (не камерный оркестр, но 31 солист) создана в расчете на исполнение "нововенцев" и далее в том же духе, ансамбль Райха ориентирован не на строгий ход европейской культурной традиции, но на внеевропейские музыкальные практики -- гамелан острова Бали и африканские ритуальные барабаны.
В отличие от булезовской идеологии с ее культом профессионализма и соответственно панической боязнью дилетантизма, с категориями "индивидуальности" и "произведения", с ясно осознаваемой разницей между "ничем и чем-то", в системе координат Райха текст интересен не сам по себе, но отражаемый воспринимающим сознанием (в нем и реализующийся). А создание, исполнение и восприятие музыки -- единый процесс, практика, подобная пристальному наблюдению за "ничем" -- тем, как след на мокром песке медленно заполняется и стирается водой. И Бог знает, деятельность какого из ансамблей теперь кажется более ритуальной. У Райха и его музыкантов ритуал очевиден, хотя был как прообраз действия; мероприятия "Интерконтемпорена" гораздо больше похожи на странный обряд, повторяемый с маниакальным упорством, действительный смысл которого доступен только посвященным.
"Интерконтемпорен" -- отлаженная часть построенного Булезом роскошного механизма по производству современной академической музыки (другая часть -- исследовательский институт IRCAM). Лекционные серии, концертная деятельность, система заказов, обучение и исследования -- в империи Булеза все взаимосвязано, осенено его изысканным стилем, остротой и корректностью мысли. Сам композитор -- не просто общественно значимая фигура от современной музыки (в случае необходимости отобрать каждой твари по паре от нее был бы выбран именно Булез), но человек, которому удалось саму эту музыку сделать социально значимой, статусной, признанной на государственном уровне. Закрепить в сознании аудитории понятия о "серьезности" и "элитарности" производимого и продаваемого продукта. Впрочем, значение изысканной монополии двоится: она и стимулирует процесс, и жестко контролирует рынок. Школа Булеза, не в пример ему самому, отличается эстетическим консерватизмом, ее адепты -- высоколобой нетерпимостью.

Между Чем-то и Ничем

Сочинение Филиппа Шеллера (р. 1957) Vertigo Apocalypsis, написанное по заказу ансамбля "Интерконтемпорен" и исполненное со штутгартским хором Suedfunk на "Варшавской осени" через несколько дней после мировой премьеры, содержало все, что полагается иметь среднестатистическому качественному авангардному сочинению, -- красиво и страшно звучащую пленку, хоровые звучания вроде шепотов и шорохов без определенной высоты звука, качественную инструментовку, использующую богатые тембровые возможности традиционных инструментов и ладно монтирующуюся с электроникой на пленке. И было оно в такой же степени "серьезным", апокалиптическим и высокопрофессиональным, в какой и напрочь безынтересным. "Почему такой бледненький? -- А мертвенький, потому и бледненький".
Благо, в пандан к вылепленной по булезовским сверхточным лекалам премьере ансамбль исполнил изумительно чистое, умное и витальное, аутентичное идее авангарда создание -- "Лаборинтус II" Лучано Берио (1965): такое же старинное, привязанное к своему времени, как и выразительное, провокативное, дышащее. Хор показал здесь все свое вокальное мастерство, отменный строй и динамическую гибкость, ансамбль -- те же характеристики и совершенство. Анне Мэнсон за дирижерским пультом -- с прямой спиной и феминистской статью, с жестами лаконичными, точными и не терпящими возражений -- была похожа на регулировщика в только что завоеванном Берлине. Этому -- направо, этому -- налево. В совершенно работающей системе Булеза такой дирижер-светофор кажется адекватным.
Ансамбль Стива Райха, впервые появившийся на "Варшавской осени" (при том что музыку Райха здесь привечали нередко), не играл премьер -- только строгую классику минимализма. Нежную "Музыку для ударных, голосов и электрооргана" (1973), две части "Drumming" (1970--1971), похожего на художественную акцию и эстетический манифест, и одно из самых известных райховских сочинений -- "Музыку для 18 исполнителей" (1974--1976). Акустическая и концепционная виртуозность и легкость раннего стиля в сочетании с обликом музыкантов (элегантно-седые американские стариканы, только силуэт которых и манера слегка раскачиваться выдают богемное происхождение) вызывали странный, сильный эффект. Форма одежды -- "белый верх, черный низ" (от легкой подсветки белый казался ослепительным), при том, что униформа современного музицирования черна как ночь, -- сделала их похожими на ангелов, залетевших попеть, постучать на вибрафонах, маримбах и бонго, поиграть на роялях, скрипке, кларнетах и виолончели в память о происшедшем не с нами и не здесь. Полярная по отношению к европейскому академическому исполнительству манера вести себя на сцене -- уходить и появляться во время музыки, спокойно переходить от одного инструмента к другому, менять палочки, сидеть на ступеньках, отмерять фазы процесса поклоном до земли одного из музыкантов -- исходит из полярных оснований творчества. Музыка в этой системе координат -- интеллектуальная практика и духовная акция. Ансамбль -- не машина, с безукоризненным совершенством исполняющая любой текст, но общение понимающих зачем им это надо музыкантов. Немного семидесятничества, чуть-чуть игры на имидж. Тонкость в том, что Райх и его ансамбль лучше других американских минималистов вмонтированы в картину академической музыки. Ансамбль -- не коммуна, а Райх (в отличие, к примеру, от Гласса, с которым начинал вместе, имел один ансамбль на двоих) -- не поп-фигура. С академизмом они корреспондируют в части очевидной, изумительной сделанности, проработанности как композиционных структур, так и исполнительских нюансов. "Умные" фактуры Райха звучат объемно, повторы и варианты соскальзывают от инструмента к инструменту, динамика деталей пластична и тонка, целое выстроено идеально. Без этого грациозного балансирования между академическими стандартами, элитарностью и доступностью, между легендарным прошлым и тихо стелющимся настоящим разговор о двух лицах современной академической музыки в жанре сравнения мог бы оказаться и не совсем корректным.
ПОДПИСЬ К ФОТО: Стив Райх, практикующий созерцание собственной музыки.
ТПО "Композитор" - Jeux d'enfants Детские игры - Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова Екатерины Поспеловой -

Татьяна Герасимёнок - CERBERUS (2015) Детские игры - Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова Екатерины Поспеловой -

Pavel Karmanov - Innerlichkeit - Photos by astronaut A_Skvortsov Pavel Karmanov - Innerlichkeit , Photos by astronaut A. Skvortsov Peter Aidu (Piano), Ivan

Павел Карманов - Funny Valentine для альта и арфы (2012) Максим Новиков, Валентина Борисова. Звук - Александр Волков, Александр Михлин. (c) Maxim Novikov 2013

Pavel Karmanov Second Snow on the Stadium by Kevork Mourad - Maxim Novikov - Petr Aidu Maxim Novikov Arts Production— в Spring Music Academy.

Петр Поспелов - Зимняя ночь на стихи Бориса Пастернака Лиза Эбаноидзе, сопрано Семен Гуревич, скрипка Анастасия Чайкина, скрипка Никита

Леонид Десятников - Свинцовое эхо на стихи Дж.М.Хопкинса, 1990 Уильям Пьюрфой, контратенор Роман Минц, скрипка Сергей Полтавский, альт Евгений

Татьяна Герасимёнок - Insomnia.Poison (2016) на стихи Дж.М.Хопкинса, 1990 Уильям Пьюрфой, контратенор Роман Минц, скрипка Сергей Полтавский, альт Евгений

ТПО Композитор - Детские игры (Jeux d'enfants) - Киев 2012 Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова песни Екатерины Поспеловой New Era Orchestra

Леонид Десятников - По канве Астора Екатерина Апекишева, фп. Роман Минц, скрипка Максим Рысанов, альт Кристина Блаумане, виолончель

Павел Карманов - GreenDNK в БЗК Татьяна Гринденко и Opus Posth. Большой зал консерватории

Петр Поспелов - Петя и Волк 2 Продолжение музыкальной сказки С.С.Прокофьева. Российский национальный оркестр. Дирижер Владислав Лаврик. Рассказчик Александр Олешко

Антон Батагов - Бодхичарья-Аватара Поет верховный лама Калмыкии Тэло Тулку Ринпоче

ТПО Композитор - Хор жалобщиков Санкт-Петербурга Музыка Петра Поспелова и Александра Маноцкова. Стихи Екатерины Поспеловой на основе жалоб горожан Санкт-Петербурга.


Петр Поспелов. Внук пирата. 3. Ария Тани «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Петр Поспелов. Внук пирата: 2. Das Lied и la canzone «Платформа». Винзавод, 29.11.2013




Леонид Десятников - Подмосковные вечера Главная тема фильма Обработка для скрипки и струнного ансамбля Романа Минца Роман Минц, скрипка

Pavel Karmanov - The City I Love and Hate - in Perm Dyagilev fest 2013 Alexei Lubimov,Elena RevichVadim TeyfikovSergey PoltavskiIgor BobovichLeonid BakulinOrgel Hall Perm, RussiaDyagilev fest 2013CULTURESCAPESFestival, Baselcomissionedlisten and

Петр Поспелов - Жди меня на слова Константина Симонова (1941). Лиза Эбаноидзе, сопрано. Семен Гуревич, скрипка. Петр Поспелов, фп.

Vladimir Martynov - Spaces of latent utterance (2012) Vladimir Martynov - Spaces of latent utterance in DOM - 11-03-12

Владимир Мартынов - Стена сообщений (бриколаж) - Часть 1 Выступление на презентации книги "Время Алисы" Центральный Дом Художника 11.06.2010 Пятый московский международный открытый

Петя и Волк и не только - спектакль Московского театра кукол Сергей Прокофьев. "Петя и Волк". Петр Поспелов. "Петя и Волк - 2". Автор идеи


Тарас Буевский - Концерт для фортепиано и струнного оркестра Наталья Богданова, камерный оркестр "Времена года", дир. Владислав Булахов. Международный фестиваль современной музыки "Московская

ТПО Композитор - Детские игры - Москва, "Возвращение", 2009 Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова песни Екатерины Поспеловой. Для большого ансамбля

Александр Вустин - Приношение для фортепианного квартета и ударных. Wiener Konzerthaus 17 февраля 2005, впервые исполнено ансамблем Kremerata

Петр Поспелов. Внук пирата. 1. Увертюра «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Царица Эмма Слова Екатерины Поспеловой Музыка Петра Поспелова Солисты, хор и оркестр театра "Новая опера" Вставной

Другие видео