Владимир Николаев - Игрища Музыкальное представление Видео с концерта фестиваля «Другое пространство». Москва. 20 июня

Петр Поспелов. Внук пирата: 2. Das Lied и la canzone «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

ТПО "Композитор" - Jeux d'enfants Детские игры - Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова Екатерины Поспеловой -


Петр Поспелов - Пипо растельмоз Квартет имени Э. Мирзояна и Мария Федотова, флейта Первая скрипка - Арам Асатрян Вторая

Pavel Karmanov - Twice a double concerto in Riga - European premiere Latvian National Symphony orchestra Сonductor - Normunds Sne The Great Guild Hall, Riga, Latvija

Тарас Буевский - Концерт для фортепиано и струнного оркестра Наталья Богданова, камерный оркестр "Времена года", дир. Владислав Булахов. Международный фестиваль современной музыки "Московская

Владимир Мартынов - Войдите! (части 3, 4) Татьяна Гринденко, скрипка Ансамбль Opus Posth

Владимир Николаев - Геревень, балет Пермский театр оперы и балета Хореограф - Раду Поклитару Художественный руководитель - Теодор Курентзис

Павел Карманов - Michael Music Pocket symphony, Nazar Kozhukhar, cond.


Pavel Karmanov - Force major (2010) studio record for 2 Violins & 2 Pianos - Elena Revich, Marina Katarzhnova (violins) Vadym Kholodenko

ТПО Композитор - Хор жалобщиков Санкт-Петербурга Музыка Петра Поспелова и Александра Маноцкова. Стихи Екатерины Поспеловой на основе жалоб горожан Санкт-Петербурга.


Павел Карманов - GreenDNK в БЗК Татьяна Гринденко и Opus Posth. Большой зал консерватории

Петр Поспелов - Призыв. Фрагмент репетиции Владимир Федосеев, БСО им. Чайковского. 2010. ГДРЗ

Леонид Десятников - Эскизы к Закату Секстет для скрипки, флейты, кларнета, контрабаса и фортепиано


Pavel Karmanov - The City I Love and Hate - in Perm Dyagilev fest 2013 Alexei Lubimov,Elena RevichVadim TeyfikovSergey PoltavskiIgor BobovichLeonid BakulinOrgel Hall Perm, RussiaDyagilev fest 2013CULTURESCAPESFestival, Baselcomissionedlisten and

Павел Карманов - Cambridge music Credo quartet. Премьера: Кембридж, 2008

Леонид Десятников - Возвращение для гобоя, кларнета, двух скрипок, альта и виолончели Премьера на фестивале "Возвращение", январь 2007

Leonid Desyatnikov - Tango Eva Bindere - violin Maxim Rysanov - viola Peteris Cirksis - violoncello Leonid Desyatnikov

Татьяна Герасимёнок - The Creed (2015) Eva Bindere - violin Maxim Rysanov - viola Peteris Cirksis - violoncello Leonid Desyatnikov

Владимир Мартынов - Этюд «На пришествие героя» Одиннадцатый Фестиваль Работ Владимира Мартынова, 10.03.2012, ДОМ

Петр Поспелов – Бог витает над селом – Стихи Тараса Шевченко Лиза Эбаноидзе, сопрано. Наталия Рубашкина, меццо-сопрано. Анастасия Чайкина, скрипка. Людмила Бурова, фортепиано Концерт памяти

Владимир Тарнопольский - Чевенгур Наталья Пшеничникова Студия Новой Музыки Марина Рубинштейн (флейта) Никита Агафонов (кларнет) Михаил Оленев (тромбон)


Царица Эмма Слова Екатерины Поспеловой Музыка Петра Поспелова Солисты, хор и оркестр театра "Новая опера" Вставной

Петр Поспелов - Селима и Гассан Симфонический триптих. Концертный зал Чайковского. Финал Конкурса композиторов YouTube 2010

Петр Поспелов - Петя и Волк 2 Продолжение музыкальной сказки С.С.Прокофьева. Российский национальный оркестр. Дирижер Владислав Лаврик. Рассказчик Александр Олешко

Александр Вустин - Приношение для фортепианного квартета и ударных. Wiener Konzerthaus 17 февраля 2005, впервые исполнено ансамблем Kremerata

Петр Поспелов - Искатели жемчуга в Яузе Кантата для сопрано, облигатной трубы, ансамбля и камерного оркестра Москва, Дворец на Яузе, 31.12.2011.

Другие видео

Музыкальная критика



Марис Янсонс: считаю себя петербургским дирижером

Большой театр собирается в следующем сезоне ставить знаменитую оперу Бизе «Кармен». Музыкальное руководство постановкой возьмет на себя один из лучших дирижеров современности — Марис Янсонс. Лауреат недавней Grammy, шеф двух зна...

Ведомости / Пятница 22 декабря 2006
Большой театр собирается в следующем сезоне ставить знаменитую оперу Бизе «Кармен». Музыкальное руководство постановкой возьмет на себя один из лучших дирижеров современности — Марис Янсонс. Лауреат недавней Grammy, шеф двух знаменитых европейских коллективов — амстердамского Концертгебау и оркестра Баварского радио, а в прошлом — дирижер Петербургской филармонии ответил на вопросы «Ведомостей».
— На каком языке вам привычнее репетировать?
— Все-таки на русском. Но очень редко такое случается. Вот ставил «Леди Макбет Мценского уезда» в Амстердаме, там было несколько русских певцов. С ними говорил.
— Как вы распределяете время между двумя своими оркестрами?
— С Концертгебау я провожу 12 недель в году, в Мюнхене — 10. Вообще я считаю, что главный дирижер не должен очень часто дирижировать своим оркестром. Я этому учился у Мравинского. Он в своем оркестре 50 лет был! Конечно, это был Советский Союз, другие времена. Но я изучал, как он правильно себя вел: подирижирует концерт, потом два месяца не дирижирует, все соскучились. И второй момент — я помню очень хорошо, как он готовился к концерту и каким интересным он приходил к оркестру. Это самый главный секрет. Если ты долго хочешь быть со своим оркестром, то отношения должны оставаться свежими, интересными, нельзя надоедать друг другу. Это, знаете, как в семье. Это вопросы психологические, человеческие, не только профессиональные. Правда, тут рецепта нет. Никто не может сказать, когда наступит рутина. Я в Осло, например, 23 года был. Это уникальный для нашего времени случай. Хотя я там и еще бы остался, потому что у меня с оркестром были удивительные, очень близкие отношения. Я ушел, потому что разругался с концертным залом — мне акустику не изменили, как обещали. А вообще сейчас обычный срок — примерно 10 лет. Я, конечно, о Западе говорю. В России все по-другому. У нас руководитель оркестра — это и папочка, и мамочка, и няня, и все, что угодно.
— Когда попадаешь в оркестры уровня и возраста Концертгебау, приходится сталкиваться с традиционностью, консерватизмом, с тем, что они сами знают, как играть, и по-другому не собираются?
— Ну как сказать. Сталкиваюсь с традициями в хорошем смысле. Вот я вам скажу, что отличает европейские топ-оркестры. Это не просто оркестры высшего инструментального качества. Это оркестры невероятно высокой музыкальной интеллигенции. Они потрясающе слушают друг друга, играют в ансамблях, знают репертуар. И они ждут интересных идей. Если к ним придешь и скажешь: «Здесь поострее, а здесь потише», — это для них скука невероятная, детский сад. Они и сами это знают. У них очень красивый звук. Медную группу, конечно, в любом оркестре приходится просить играть потише. Но тут один раз сказал — и повторять не надо. А самое главное — они любят музыку. Это кажется смешно и странно, но поверьте мне, так бывает не везде. Очень многие музыканты музыку не любят. Просто приходят на работу, выполняют ее, получают деньги.
— В глубоко советские годы вы умудрились попасть на стажировку к Караяну. Каким образом?
— О, это тогда ведь было невозможно! В 1968 г. Караян приехал с Берлинской филармонией и захотел провести здесь мастер-класс. Меня отобрали на него в числе 12 ведущих консерваторских студентов. Ему очень понравились Китаенко и я. И он захотел, чтобы я приехал к нему учиться. Но меня не пустили, сами понимаете. Но так как он отметил мое имя, то в министерстве его записали. Тогда были такие культурные обмены между Австрией и Советским Союзом. К нам в Вагановское училище приезжала одна балерина, а в Австрию отправляли учиться дирижеров. По такому списку ездили Китаенко и Дмитриев. Я третьим был. А когда я попал в Австрию и меня уже никто не контролировал, я позвонил секретарю Караяна, и он мне велел быстро приезжать в Зальцбург. Там я провел с Караяном три фестиваля, был у него ассистентом. А потом я получил премию на его конкурсе, по правилам которого обязан был год проработать у него ассистентом в Берлине. И меня опять не пустили. Я уже позднее узнал, что Караян из-за этого написал очень злое письмо Фурцевой.
— В этом году вы получили Grammy за запись 13-й симфонии Шостаковича «Бабий яр» на слова Евтушенко. Я часто сталкиваюсь с мнением, что это произведение уже потеряло свою актуальность и исполнять его сейчас не имеет смысла.
— Я знаю, что в России пошла тенденция говорить, будто музыка Шостаковича устарела, — мне это очень больно. И что вопрос этот самый, про антисемитизм, который у Евтушенко есть, — тоже никому не интересен. Но ведь эта тема существует до сих пор.
— Правда, что вы с Соломоном Волковым вместе в музыкальной школе учились?
— Да. Я с ним вижусь. Он приезжал ко мне в Амстердам на фестиваль Шостаковича, и там была устроена его беседа с журналистами.
— Его книга «Свидетельство» с прямой речью Шостаковича 30 лет назад стала сенсацией на Западе, но у нас так и не вышла и считается фальшивкой. Как вы к ней относитесь?
— Хорошо отношусь и не считаю, что это фальшивка. Конечно, один Бог знает, как там было дело. Но я могу поверить, что Шостакович хотел, что называется, исповедаться и высказать то, что было у него на душе. После этой книги радикально поменялось отношение к нему на Западе. И у нас тоже. Я помню, что людям, которым можно было доверять, присылали эти страницы по факсу. Я ночами сидел читал. Хотя мы и сами, конечно, примерно знали, что думал Шостакович. Что все мы тогда думали.
— Часто рассказываете про Шостаковича, когда работаете с западными оркестрами?
— Всегда рассказываю о его финалах — это самое главное. Потому что они бывают очень обманчивы у Шостаковича. Кажется, что победа, радость, а на самом деле ничего близкого нет. Это я обязан рассказать. Если финал Пятой играть как демонстрацию на Красной площади со знаменами — это одно. А если воспринимать Шостаковича как человека, который борется, но не побеждает, — это другое. Я думаю, что и нашим, русским оркестрам это уже надо рассказывать. Некоторые об этом не задумываются, а многие уже не помнят то время. Боже мой, я уже старшее поколение, а не среднее!
— А вообще дирижер должен много говорить во время репетиций?
— Это неправильная постановка вопроса, все зависит от того, что нужно. У дирижера есть разные средства. Самое главное — его внутренняя энергия. Но важны также ваше лицо, тело, руки и, конечно, слово. Мне жутко не нравится, когда начинают заявлять, что дирижер не должен много говорить. Конечно, все должно быть в меру. Но музыкант — человек очень восприимчивый, ранимый, быстро схватывает и умеет перевести полученную информацию на свои эмоции. Одна фраза или даже слово у него может вызвать эмоциональную ассоциацию, и он вам иначе сыграет. Это проверенная вещь.
— Когда приходите к оркестру, у вас уже есть готовая концепция?
— Да, у меня есть модель интерпретации, модель звучания. И я ее начинаю сравнивать с тем, что мне выдает оркестр. Что такое репетиция? Некоторые считают, что, если люди выучили ноты, играют вместе, — все хорошо, пошли домой. Это не так. Самое главное — окунуться в атмосферу произведения. Какой-то великий музыкант сказал, что «эмоции тоже надо репетировать». Очень здорово сказано.
— Где сейчас ваш дом?
— По-настоящему — в Петербурге. За год мы с женой месяца два-три тут проводим. Я здесь готовлюсь, читаю, партитуры смотрю. Потом опять туда еду.
— Не обидно, что ваше присутствие здесь минимально, что вас тут мало кто помнит? Информагентства, когда сообщали, кто из наших получил Grammy, писали только про Кисина.
— Откровенно — обидно. Но я себе это могу объяснить. Я же здесь не работаю, не тусуюсь, не показываюсь по телевидению. В России ведь важно, чтобы артист был папой какого-то коллектива. Второе — у меня фамилия нерусская. Раньше я был советский дирижер, русский дирижер, советский латыш, как только не называли. А сейчас Латвия отделилась, и получается, что я только латыш. Она мне и паспорт дала, и наградила самым высоким орденом, какой только у них может быть. Мне даже стыдно, я говорю: «Извините, но я для вас ничего не сделал». А они: «Тем, что вы есть и что вы латыш, вы уже делаете». А я-то себя считаю петербургским дирижером, у меня российский паспорт, я с русской школой, 30 лет преподавал в Петербургской консерватории, 28 проработал в Филармонии. И тут — бумс — вообще никакого отношения к этому не имею.
— Кто будет вместе с вами ставить в Большом театре «Кармен»?
— По моему совету выбрали Дэвида Паунтни — очень хороший, опытный режиссер, один из тех, кто может оперу ставить. Сейчас многие блестящие режиссеры из драматических театров взялись за оперу. Но они с музыкой на «вы». А Паунтни — настоящий оперный режиссер.
Татьяна Герасимёнок - Insomnia.Poison (2016) Кантата для сопрано, облигатной трубы, ансамбля и камерного оркестра Москва, Дворец на Яузе, 31.12.2011.

Леонид Десятников - Second hand "Отзвуки, транскрипции, посвящения" Концерт в Малом зале СПБ Филармонии 16.10.2010 Artstudio "TroyAnna"

Павел Карманов - Cambridge music Таллинн, Eesti musika paevad. Ася Соршнева, скрипка. Марина Катаржнова, альт. Петр Кондрашин, влч. Петр


Павел Карманов - Funny Valentine для альта и арфы (2012) Максим Новиков, Валентина Борисова. Звук - Александр Волков, Александр Михлин. (c) Maxim Novikov 2013


Pavel Karmanov - Force major (2010) studio record for 2 Violins & 2 Pianos - Elena Revich, Marina Katarzhnova (violins) Vadym Kholodenko

Петр Поспелов - Жди меня на слова Константина Симонова (1941). Лиза Эбаноидзе, сопрано. Семен Гуревич, скрипка. Петр Поспелов, фп.


Pavel Karmanov - THE WORD in BZF, St-Peterburg Youth chamber choir of St.Peterburg's Philharmonic society by Yulia Khutoretskaya. Павел Карманов - "СЛОВО"

Александр Вустин - Памяти Бориса Клюзнера Для баритона и струнного квартета. 1977 На слова Юрия Олеши. Владимир Хачатуров, баритон. Струнный

Владимир Мартынов - Стена сообщений (бриколаж) - Часть 1 Выступление на презентации книги "Время Алисы" Центральный Дом Художника 11.06.2010 Пятый московский международный открытый

Павел Карманов - «День Первый» для смешанного хора и чтеца. Максим Новиков (альт), Евгения Лисицына (орган). Молодежный камерный хор

Петя и Волк и не только - спектакль Московского театра кукол Сергей Прокофьев. "Петя и Волк". Петр Поспелов. "Петя и Волк - 2". Автор идеи

Sergey Khismatov - To the left II | souvenir No name ensemble cond. Mark Buloshnikov

Георгий Пелецис - Владимир Мартынов. Переписка Номер 10 (Мартынов): Полина Осетинская, фп.

Леонид Десятников - Свинцовое эхо на стихи Дж.М.Хопкинса, 1990 Уильям Пьюрфой, контратенор Роман Минц, скрипка Сергей Полтавский, альт Евгений

Александр Вустин - Багатель из проекта "Петрушка". Оливер Триндль, фп.

Pavel Karmanov - Twice a Double concerto 3-04-11 fine sound Olga Ivousheykova - baroque fluteMaria Chapurina - FlutePaolo Grazzi - baroque oboe Alexei Utkin

Петр Поспелов. Внук пирата. 6. Свадебный гимн «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Владимир Николаев - Японская сказка Стихи Арсения Тарковского Анатолий Горев, вокал

Владимир Николаев. Танцы вокруг банановой кожуры Экскурс в прошлое. На заре увлечения электроникой. Симпатичная электронная вещица из далеких разбойных 90-х

Павел Карманов - Different Brooks для фортепианного квинтета. Таллинн, Eesti musika paevad. Владислав Песин и Марина Катаржнова, скр. Ася

Леонид Десятников - По канве Астора Екатерина Апекишева, фп. Роман Минц, скрипка Максим Рысанов, альт Кристина Блаумане, виолончель


Павел Карманов - Forellenquintet NoName Ensemble 2012 Дир. Марк Булошников. Безухов-кафе, Нижний Новгород

Павел Карманов - Cambridge music Владилав Песин, скр. Максим Новиков, альт Ольга Демина, влч. Петр Айду, фп. Видео и





Владимир Николаев - Игрища Музыкальное представление Видео с концерта фестиваля «Другое пространство». Москва. 20 июня

Другие видео