Leonid Desyatnikov - Tango Eva Bindere - violin Maxim Rysanov - viola Peteris Cirksis - violoncello Leonid Desyatnikov

Vladimir Martynov - Spaces of latent utterance (2012) Vladimir Martynov - Spaces of latent utterance in DOM - 11-03-12


Леонид Десятников - По канве Астора Екатерина Апекишева, фп. Роман Минц, скрипка Максим Рысанов, альт Кристина Блаумане, виолончель

Павел Карманов - Funny Valentine для альта и арфы (2012) Максим Новиков, Валентина Борисова. Звук - Александр Волков, Александр Михлин. (c) Maxim Novikov 2013

Леонид Десятников - Second hand "Отзвуки, транскрипции, посвящения" Концерт в Малом зале СПБ Филармонии 16.10.2010 Artstudio "TroyAnna"

ТПО Композитор - Детские игры - Москва, "Возвращение", 2009 Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова песни Екатерины Поспеловой. Для большого ансамбля


О ВРЕДЕ ТАБАКА Опера по произведению А.П. Чехова. Ансамбль солистов "Эрмитаж", КМСО им. С.Т. Рихтера Художественный

Павел Карманов - Michael Music Pocket symphony, Nazar Kozhukhar, cond.

Встреча с Леонидом Десятниковым Дягилевский фестиваль 2015 Модератор: Елена Черемных, музыкальный критик



Антон Батагов - Джон Кейдж жил на углу 6-й авеню и 18-й улицы Видео: Алиса Наремонти New York City 2012 Эта музыка включает в себя аудиозапись, сделанную

Pavel Karmanov - Force major (2010) studio record for 2 Violins & 2 Pianos - Elena Revich, Marina Katarzhnova (violins) Vadym Kholodenko

Петр Поспелов - Искатели жемчуга в Яузе Кантата для сопрано, облигатной трубы, ансамбля и камерного оркестра Москва, Дворец на Яузе, 31.12.2011.

Леонид Десятников - Эскизы к Закату Секстет для скрипки, флейты, кларнета, контрабаса и фортепиано

Pavel Karmanov - Twice a double concerto in Riga - European premiere Latvian National Symphony orchestra Сonductor - Normunds Sne The Great Guild Hall, Riga, Latvija

Петя и Волк и не только - спектакль Московского театра кукол Сергей Прокофьев. "Петя и Волк". Петр Поспелов. "Петя и Волк - 2". Автор идеи

Павел Карманов - Cambridge music Таллинн, Eesti musika paevad. Ася Соршнева, скрипка. Марина Катаржнова, альт. Петр Кондрашин, влч. Петр

Pavel Karmanov - The City I Love and Hate - in Perm Dyagilev fest 2013 Alexei Lubimov,Elena RevichVadim TeyfikovSergey PoltavskiIgor BobovichLeonid BakulinOrgel Hall Perm, RussiaDyagilev fest 2013CULTURESCAPESFestival, Baselcomissionedlisten and


Александр Вустин - Памяти Бориса Клюзнера Для баритона и струнного квартета. 1977 На слова Юрия Олеши. Владимир Хачатуров, баритон. Струнный

Pavel Karmanov - Music for Firework concert version by Alexei Khanyutin The Posket symphony, Nazar Kozhukhar Назар Кожухарь Карманов Ханютин

Петр Поспелов. Внук пирата. 6. Свадебный гимн «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Pavel Karmanov - THE WORD in BZF, St-Peterburg Youth chamber choir of St.Peterburg's Philharmonic society by Yulia Khutoretskaya. Павел Карманов - "СЛОВО"

Владимир Мартынов - Бриколаж (фрагмент) Исполняет автор 23.02.2008 в КЦ ДОМ http://dom.com.ru/

Тарас Буевский - К ТЕБЕ ВОЗВЕДОХ ОЧИ МОИ Концерт для смешанного хора a cappella на тексты псалмов Давида. Псалмы 122 (1), 5

Владимир Мартынов - Войдите! (части 1, 2) Татьяна Гринденко, скрипка Ансамбль Opus Posth

Pavel Karmanov - Innerlichkeit - Photos by astronaut A_Skvortsov Pavel Karmanov - Innerlichkeit , Photos by astronaut A. Skvortsov Peter Aidu (Piano), Ivan

Квинтет Квинтет памяти музыканта написан по заказу Алексея Гориболя и Рустама Комачкова для вечера памяти

Владимир Мартынов - Войдите! (части 5, 6) Татьяна Гринденко, скрипка Ансамбль Opus Posth

Другие видео

Музыкальная критика



Умножение противоречий

Российская премьера Седьмой симфонии Ханса Вернера Хенце

Известия / Среда 03 февраля 1999
Факты нашей музыкальной жизни не всегда можно описать в простых категориях -- черное-белое, плохое-хорошее, сырое-вареное и т.п. Но последний случай превзошел все мыслимые пределы по уровню внутренних противоречий. Три участника события -- Ханс Вернер Хенце (композитор), Российский национальный оркестр (исполнитель) и его публика (слушатель) -- объекты, противоречивые сами по себе. Встретившись вместе, своих противоречий они не только не разрешили, но, напротив, помножили их друг на друга, чему всемерно способствовало старание еще двух участников, каковыми явились Гёте-институт (организатор) и Фонд Эрнста фон Сименса (спонсор).
Ханс Вернер Хенце. Самый исполняемый композитор в мире после Эндрю Ллойда Уэббера (стало быть, более исполняемый, чем Филип Гласс, Кшиштоф Пендерецкий и Альфред Шнитке). В это можно поверить, учитывая внушительное количество написанных им опер и балетов, вращающихся в европейском репертуаре, а также последствия юбилейного 1996 года, когда Хенце, достигший 70-летия, стал героем и темой каждого уважающего себя фестиваля.
Сейчас уже не так важно, что, будучи ровесником и на первых порах сподвижником послевоенных авангардистов (Булеза, Штокхаузена, Луиджи Ноно), Ханс Вернер Хенце очень быстро стал яростным оппонентом доктрины "новой музыки". Важно даже не то, что, будучи программным леваком и коммунистом, он завоевал громкую славу скандальной ораторией в пору 68-го года. Важнее то, что музыке Хенце удалось стать частью общегуманитарной культуры второй половины XX века -- через литературу и общественную мысль (в числе его источников были Гоцци и Сервантес, Лорка и Рембо, Кафка и Достоевский, Че Гевара и Хо Ши Мин), через балет и театр (с ним работали Висконти, Аштон, Рут Бергхаус, Шлендорф), через лучшие сцены мира и великих исполнителей (Бернстайн, Шолти, Фишер-Дискау), через стиль -- кипящий, театрально-эклектичный и оказавшийся к концу XX века выражением серьезно понимаемой традиции.
На нынешнем этапе Хенце взывает к традиции осознанно и настойчиво -- а именно к традиции германской, бетховенской. Седьмая симфония (1983), написанная к 100-летию Берлинского филармонического оркестра, классически четырехчастна. Всё как у Бетховена: первая часть разрывается внутренними конфликтами, вторая излагает траурную оду, третья вспучивается энергичным скерцо. Финал, правда, не бетховенский -- скорее малеровский, и музыка в нем -- отражение образов апокалиптического стихотворения Фридриха Гёльдерлина, терзаемого в психбольнице. Никакого внешнего подобия музыке Бетховена, разумеется, нет -- ее язык сложен, ткань жестка, фактура плотна до предела. Но если первая часть являет собой торжество чисто композиторской работы, то по мере приближения к финальному Гёльдерлину музыкальные идеи немного выдыхаются -- зато все чаще маячат призраки киномузыки, театральных и поэтических гармоний. Все, кроме критиков-пуристов, согласятся, что именно Хенце сочетает то и другое как никто. Но именно сочетает, а не предпочитает -- что и должно быть донесено до слушателя умелыми исполнителями.
Российский национальный оркестр. Нельзя сказать, что наш самый профессиональный коллектив в корне чужд современной музыке: звучали в его исполнении не только композиторы Артемов да Плетнев -- были и Шнитке, и Джон Адамс, и Питер Максвелл-Дэвис. Однако, чтобы не просто продраться через партитуру такого уровня сложности, как Седьмая Хенце, а сыграть ее с пониманием всех пластов и линий, нужен опыт, какого нет. Молодой норвежский дирижер Рольф Гупта (предложенный самим Хенце) за пять репетиций сделал максимум возможного. И все же его усилия на концерте ушли лишь на то, чтобы скоординировать огромный состав оркестра. Мечта о том, чтобы передать архитектонику темпов, рассчитать контрасты, обнаружить логику в свирепой полифонии, осталась бесплодной. В первой части нельзя было понять ничего; красоты второй части похоронил грубый звук солирующей арфы. Но по мере приближения к несчастному Гёльдерлину дело пошло на лад: оркестр схватился за "настроения", знакомые дуновения чувств -- и воплотил таким образом одну из компонент стиля Хенце. Можно спорить -- самую ли достойную.
Трезво сомневаясь в том, что его имя соберет в России полный Большой зал консерватории, Ханс Вернер Хенце попросил в компанию Чайковского. Молодой норвежский дирижер Рольф Гупта играть Чайковского в России побоялся -- и сыграл Брамса. Зал заполнился на две трети. Смысл в выборе Брамса имелся: сто лет назад Брамс был таким же почитателем традиции, как и Хенце сейчас; и безжизненная сила рока в его Четвертой симфонии так же вершит суд над человеческим миром, как и у младшего товарища. Рольф Гупта провел Четвертую, как пловец в стиле баттерфляй, -- темпераментно и цельно, наконец-то дорвавшись до подлинной творческой власти. Но репетиции ушли на Хенце -- и оркестр (года два назад идеально, хотя и скучно, игравший Четвертую под управлением Плетнева) в лучшем случае показал свой фирменный объемный звук и чистый строй. Первые скрипки скользили в верхнем регистре, в ансамбле деревянных не было единства, первая валторна систематически "ляпала" невпопад, отточенности в деталях взяться было неоткуда. А казалось бы, предложив цивилизованно буржуазную программу (современный автор + классик), Российский национальный оркестр должен был обеспечить публике и буржуазное качество в каждой перемене блюд?
Публика. Российская премьера Хенце не вызвала ни малейшего интереса в профессиональных кругах. Для просвещенной прослойки опус 15-летней давности -- не новинка, да есть и превосходная запись под управлением Саймона Рэттла. Прочие творцы отечественной культуры предпочитают слушать друг друга. На концерт пришла типичная публика плетневского оркестра -- неофиты, исправно покупающие дорогие билеты и аплодирующие между частями. Эта публика слушает внимательно, доброжелательно и чистосердечно. Именно для нее, а не для пресыщенных ценителей совершили свое благое дело Гёте-институт, пропагандирующий немецкую культуру в России, и Фонд Сименса, отваливший положенные суммы агентству GEMA, издательству Schott (к которому приписан Хенце), самому Хенце и Российскому национальному оркестру. Вот, кстати, еще почему у нас редко играют современную западную музыку -- не платить можно только птичкам и Брамсу.
Как показал опыт, заметные попытки насаждения Хенце в России Германия способна предпринимать раз в пять лет (опера "Вакханки" и другие сочинения на фестивале музыки ФРГ в 1989--1990 гг., инструментальный Реквием на Московском форуме в 1995-м). Вопрос в том, какой процент подвига идет впрок и какой растворяется в безбрежном космосе. И сколько клейкого продюсерского таланта требуется для того, чтобы прекраснейшее из начинаний не озадачило бы нас формулой результата: "не самый бескомпромиссный шедевр в не самом спасительном исполнении для не самой подготовленной аудитории".
Подпись под фото: Ханс Вернер Хенце
------------------------------------------------------------------------
Юрий Акбалькан - Гнездо птеродактиля для блокфлейты. В исполнении автора

Pavel Karmanov - Force major (2010) studio record for 2 Violins & 2 Pianos - Elena Revich, Marina Katarzhnova (violins) Vadym Kholodenko

Pavel Karmanov - Twice a double concerto in Riga - European premiere Latvian National Symphony orchestra Сonductor - Normunds Sne The Great Guild Hall, Riga, Latvija


Владимир Николаев - Сквозь разбитые стекла (фрагмент) Оркестр MusicAeterna. Дирижер Валентин Урюпин. Пермь. Дягилевский фестиваль. 27 мая 2013

О ВРЕДЕ ТАБАКА Опера по произведению А.П. Чехова. Ансамбль солистов "Эрмитаж", КМСО им. С.Т. Рихтера Художественный

Владимир Николаев - Геревень, балет Пермский театр оперы и балета Хореограф - Раду Поклитару Художественный руководитель - Теодор Курентзис

Тарас Буевский - Концерт для фортепиано и струнного оркестра Наталья Богданова, камерный оркестр "Времена года", дир. Владислав Булахов. Международный фестиваль современной музыки "Московская

Pavel Karmanov - Music for Firework concert version by Alexei Khanyutin The Posket symphony, Nazar Kozhukhar Назар Кожухарь Карманов Ханютин

Петр Поспелов - Пипо растельмоз Квартет имени Э. Мирзояна и Мария Федотова, флейта Первая скрипка - Арам Асатрян Вторая

Дорога Фильм Алексея Ханютина - Музыка Павла Карманова

Петр Поспелов - Призыв БСО им. П.И.Чайковского Дирижер Владимир Федосеев 29.12.2010, Дворец на Яузе, Москва


Леонид Десятников - Лето: Толотная из цикла "Русские сезоны" (2003)

Pavel Karmanov Second Snow on the Stadium by Kevork Mourad - Maxim Novikov - Petr Aidu Maxim Novikov Arts Production— в Spring Music Academy.

Владимир Мартынов - Войдите! (части 5, 6) Татьяна Гринденко, скрипка Ансамбль Opus Posth

Александр Вустин - Плач для фагота соло, 1989

Павел Карманов - Cambridge music Credo quartet. Премьера: Кембридж, 2008

Павел Карманов - Forellenquintet NoName Ensemble 2012 Дир. Марк Булошников. Безухов-кафе, Нижний Новгород

Павел Карманов - Different Brooks для фортепианного квинтета. Таллинн, Eesti musika paevad. Владислав Песин и Марина Катаржнова, скр. Ася

Владимир Мартынов - Войдите! (части 1, 2) Татьяна Гринденко, скрипка Ансамбль Opus Posth


Александр Вустин - Багатель из проекта "Петрушка". Оливер Триндль, фп.


Александр Вустин - Памяти Бориса Клюзнера Для баритона и струнного квартета. 1977 На слова Юрия Олеши. Владимир Хачатуров, баритон. Струнный

Владимир Тарнопольский - Чевенгур Наталья Пшеничникова Студия Новой Музыки Марина Рубинштейн (флейта) Никита Агафонов (кларнет) Михаил Оленев (тромбон)

Владимир Мартынов - Этюд «На пришествие героя» Одиннадцатый Фестиваль Работ Владимира Мартынова, 10.03.2012, ДОМ

Павел Карманов - Струнный кваРЕтет Таллинн, Eesti musika paevad. Владислав Песин, скрипка. Марина Катаржнова, скрипка. Ася Соршнева, альт. Петр

Pavel Karmanov – Musica con Cello – with New Russia State orchestra Boris Andrianov (Cello), Ksenia Bashmet (Piano), Andrey Ivanov (Bass), Vartan Babayan (drums) "New Russia"

Петр Поспелов – Бог витает над селом – Стихи Тараса Шевченко Лиза Эбаноидзе, сопрано. Наталия Рубашкина, меццо-сопрано. Анастасия Чайкина, скрипка. Людмила Бурова, фортепиано Концерт памяти

Тарас Буевский - К ТЕБЕ ВОЗВЕДОХ ОЧИ МОИ Концерт для смешанного хора a cappella на тексты псалмов Давида. Псалмы 122 (1), 5

Леонид Десятников - Путешествие Лисы на Северо-Запад для сопрано и симфонического оркестра на стихи Елены Шварц. Солистка - Венера Гимадиева (сопрано).

Другие видео