Владимир Мартынов - Stabat Mater Ансамбль Opus posth Хоры "Сирин" и "Алконост" п/у Татьяны Гринденко


Pavel Karmanov Second Snow on the Stadium by Kevork Mourad - Maxim Novikov - Petr Aidu Maxim Novikov Arts Production— в Spring Music Academy.

Петр Поспелов - Искатели жемчуга в Яузе Кантата для сопрано, облигатной трубы, ансамбля и камерного оркестра Москва, Дворец на Яузе, 31.12.2011.

Владимир Мартынов - Войдите! (части 5, 6) Татьяна Гринденко, скрипка Ансамбль Opus Posth

Петр Поспелов - Призыв. Фрагмент репетиции Владимир Федосеев, БСО им. Чайковского. 2010. ГДРЗ

Leonid Desyatnikov - Tango Eva Bindere - violin Maxim Rysanov - viola Peteris Cirksis - violoncello Leonid Desyatnikov

Петр Поспелов. Внук пирата: 2. Das Lied и la canzone «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Леонид Десятников - Лето: Толотная из цикла "Русские сезоны" (2003)

Владимир Николаев. Танцы вокруг банановой кожуры Экскурс в прошлое. На заре увлечения электроникой. Симпатичная электронная вещица из далеких разбойных 90-х

Татьяна Герасимёнок - The Smell of Roses (2015) Экскурс в прошлое. На заре увлечения электроникой. Симпатичная электронная вещица из далеких разбойных 90-х


Леонид Десятников - Путешествие Лисы на Северо-Запад для сопрано и симфонического оркестра на стихи Елены Шварц. Солистка - Венера Гимадиева (сопрано).

Тарас Буевский - Концерт для фортепиано и струнного оркестра Наталья Богданова, камерный оркестр "Времена года", дир. Владислав Булахов. Международный фестиваль современной музыки "Московская

Pavel Karmanov Oratorio 5 Angels (Best sound) Yulia Khutoretskaya Young chamber choir+ One Orchestra Pavel Karmanov Oratorio 5 Angels Yulia Khutoretskaya & The Young chamber choir & The

Владимир Николаев - Игрища Музыкальное представление Видео с концерта фестиваля «Другое пространство». Москва. 20 июня

Pavel Karmanov - Innerlichkeit - Photos by astronaut A_Skvortsov Pavel Karmanov - Innerlichkeit , Photos by astronaut A. Skvortsov Peter Aidu (Piano), Ivan

Pavel Karmanov - Music for Firework concert version by Alexei Khanyutin The Posket symphony, Nazar Kozhukhar Назар Кожухарь Карманов Ханютин

Владимир Мартынов - Игры ангелов и людей Мистерия (фрагмент): Литания Богородице. Игры ангелов и людей (2000) Москва, 28.11.2011, Костёл Непорочного


Александр Вустин - Памяти Бориса Клюзнера Для баритона и струнного квартета. 1977 На слова Юрия Олеши. Владимир Хачатуров, баритон. Струнный

Владимир Мартынов - Бриколаж (фрагмент) Исполняет автор 23.02.2008 в КЦ ДОМ http://dom.com.ru/

О ВРЕДЕ ТАБАКА Опера по произведению А.П. Чехова. Ансамбль солистов "Эрмитаж", КМСО им. С.Т. Рихтера Художественный

ТПО Композитор - Детские игры (Jeux d'enfants) - Киев 2012 Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова песни Екатерины Поспеловой New Era Orchestra

Pavel Karmanov - THE WORD in BZF, St-Peterburg Youth chamber choir of St.Peterburg's Philharmonic society by Yulia Khutoretskaya. Павел Карманов - "СЛОВО"

Леонид Десятников - Зима священная 1949 года: VI - Спорт Симфония для солистов, хора и оркестра (1998) Симфонический оркестр Виннипега, солисты и хор Дирижер

Владимир Николаев - Ave Maria для виолончели с оркестром (2006). Солист Дмитрий Чеглаков. Симфонический оркестр Москвы «Русская филармония» Дирижер

Владимир Николаев - Сквозь разбитые стекла (фрагмент) Оркестр MusicAeterna. Дирижер Валентин Урюпин. Пермь. Дягилевский фестиваль. 27 мая 2013

Квинтет Квинтет памяти музыканта написан по заказу Алексея Гориболя и Рустама Комачкова для вечера памяти

Павел Карманов - Forellenquintet NoName Ensemble 2012 Дир. Марк Булошников. Безухов-кафе, Нижний Новгород

ТПО "Композитор" - Jeux d'enfants Детские игры - Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова Екатерины Поспеловой -

Павел Карманов - Cambridge music Владилав Песин, скр. Максим Новиков, альт Ольга Демина, влч. Петр Айду, фп. Видео и

Другие видео

Музыкальная критика



Много фантомов и одна опера

"Дети Розенталя" на Новой сцене Большого театра

Культура, газета / Четверг 31 марта 2005
Итак, свершилось: премьера "Детей Розенталя", заранее объявленная едва ли не самой скандальной за всю новейшую историю оперной премьерой Москвы, несмотря на, казалось, всерьез нависшую над ней угрозу запрета, все-таки состоялась. И обошлась без всякого скандала. Многие уже поспешили назвать это торжеством искусства над мракобесием. На самом деле, однако, и то и другое - лишь фантомы разгулявшегося воображения.
Те, кто выступал с думской трибуны, и те, кто митинговал возле Большого театра, возможно, сами того не подозревая, выполняли одну и ту же функцию. Во-первых, создать ажиотаж вокруг премьеры и тем самым привлечь публику, которую обычными средствами на сочинение современного композитора не затащить. Во-вторых, сыграть на извечном свойстве российской (или все-таки советской?) прогрессивной интеллигенции: если сверху на что-то нападают, значит, это, по определению, надо поднять на щит. И вот на первом представлении мы наблюдали демонстративную овацию (уже на втором все было гораздо спокойнее), а день спустя вместо рецензий на премьеру по большей части читали пафосные речи в ее защиту от посягательств - со всеми присущими подобному жанру преувеличениями. Таким образом, механизмы "черного пиара", в данном случае изначально рассчитанного на обратный эффект, сработали по полной программе. Думцы и "Идущие вместе" с ними сыграли отведенную им роль "комедиантов неведомо для себя", а прогрессивная общественность, включая немалую часть прессы, вспомнив "золотые" баррикадные времена, объединила усилия в борьбе с общим врагом - ветряной мельницей. И, разумеется, победила. Скажем "браво!" режиссеру, оказавшемуся куда более успешным, нежели многие привлеченные театром за последнее время светила, но в отличие от них пожелавшему остаться неизвестным. И попробуем спокойно, не впадая в крайности, разобраться, что же на самом деле имело место не вокруг да около, а непосредственно на Новой сцене Большого театра...
"Дети Розенталя" - мировая премьера, специально заказанная театром. Подобного не случалось здесь очень давно, и сам по себе этот факт чрезвычайно важен и позитивен. Композитор Леонид Десятников, автор либретто Владимир Сорокин и режиссер-постановщик Эймунтас Някрошюс - фигуры знаковые, как к кому из них ни относись. Каков же результат их совместного творчества?
...Сначала было слово, вернее, идея, высказанная Сорокиным обратившемуся к нему Десятникову: "Давайте напишем оперу про клонов композиторов-классиков". Десятникову идея понравилась, поскольку давала желанную возможность поиграть чужими стилями. Клонировать решили пятерых композиторов - двух русских и трех западных: Мусоргского, Чайковского, Моцарта, Верди и Вагнера. И клонировали, доверив эту ответственную миссию вымышленному персонажу - генетику Алексу Розенталю. А потом, не зная, что делать с ними дальше, умертвили руками вокзального сутенера, подсыпавшего крысиного яду им в водку в отместку за то, что Моцарт увел у него одну из проституток. Впрочем, сам Моцарт, у которого, оказывается, за двести лет выработался иммунитет к яду, остался жив...
Такой вот анекдот, пригодный скорее в качестве сюжета для небольшого рассказа, лег в основу оперы, во многом предопределив ее сконструированный характер. Для авторов - прежде всего, для либреттиста - он стал поводом, чтобы создать нечто вроде памфлета на наше удивительное время, довольно прямолинейно, в лоб декларируя, что гении этой стране сегодня не нужны. Стоило ли, однако, ломиться в открытую дверь, доказывая то, в чем давно уже и так никто не сомневается? Какие уж там гении (да еще - из прошлого), когда самое культуру здесь то и дело пытаются извести, не мытьем так катаньем, всевозможные начальствующие субъекты и законодатели!
Кстати, о гениях. Те, кто фигурирует в опере под именами "Чайковский" (Максим Пастер), "Мусоргский" (Валерий Гильманов), "Моцарт" (Роман Муравицкий), "Верди" (Андрей Григорьев) и "Вагнер" (Евгения Сегенюк), на гениев нимало не похожи. Скорее - на инфантильных недоумков, коим для замыслов каких-то непонятных присвоили великие имена. Чайковский под гомерический хохот зала десятки раз подряд повторяет: "Ах, няня!" (а та соответственно: "Петруша!") - этакое пародийное напоминание о Татьяне из "Евгения Онегина". Мусоргский почти не расстается с бутылкой водки, и это - единственное, что сближает его с великим композитором. Впрочем, музыкальные аллюзии из Мусоргского в опере присутствуют, причудливым образом переплетаясь с темами и интонациями Римского-Корсакова: похоже, для Десятникова два этих антипода - на одно лицо.
Но если в вокальных партиях Чайковского и Мусоргского еще можно уловить какие-то интонации, напоминающие о творчестве этих композиторов, то с иноземной троицей дело обстоит иначе. Сорокин хорошо стилизовал литературный стиль Вагнера, но в музыке это почти не отразилось. Да и превращение "сумрачного германского гения" в травести никак не мотивировано (все-таки ориентация у Вагнера была вполне традиционная). Вердиевские мотивчики возникают временами в устах Моцарта и Тани (вернее, не столько в вокальных партиях, сколько в оркестровом аккомпанементе), тогда как сам Верди распевает нечто обезличенное среднеитальянское. Моцарта в музыке практически и вовсе нет...
В своих интервью Десятников утверждает, что хотел объясниться в любви опере XIX века. Странное это получилось объяснение, странная любовь - прямо-таки в духе маркиза де Сада. Вспоминается - по контрасту - другой пример, когда современный композитор решил стилизовать старую итальянскую оперу и сделал это не только с подлинным мастерством и тонким ощущением природы мелоса, но и действительно с любовью, хотя вместе с тем и с добродушной иронией. Речь о "Музыке для живых" Гии Канчели, поставленной Тбилисским оперным театром в начале 80-х и несколько раз приезжавшей в Москву. У Десятникова же стилизация то и дело оборачивается пародией, нередко переходящей в откровенный стеб. Что называется, шел в комнату - попал в другую.
Строго говоря, крупная форма в принципе не совсем в природе дарования Леонида Десятникова, мастера камерной и прикладной музыки. В итоге композитору по-настоящему удались лишь отдельные фрагменты, между которыми - масса общих мест. Либретто кажется более цельным. Поэтому, при всей симпатии к творчеству Десятникова и антипатии к писаниям Сорокина, приходится признать, что, несмотря на всю выморочность исходной идеи, либреттист со своей задачей справился успешнее, чем композитор.
Впрочем, это сознаешь лишь при чтении либретто (оно полностью помещено в буклете), ибо со сцены доносится менее половины текста. Причина не только в плохой дикции, но также в особенностях вокального и оркестрового письма композитора, усугубленных недостаточно сбалансированным с голосами солистов звучанием оркестра.
В целом, однако, оркестр под управлением Александра Ведерникова освоил партитуру Десятникова на хорошем профессиональном уровне, хоть порой и давал себя знать некоторый недостаток гибкости. Есть хорошие работы и у певцов - прежде всего стоит отметить талантливую Елену Вознесенскую в партии возлюбленной Моцарта Тани, проститутки по профессии.
И все-таки, кто бы что ни говорил, своим зрительским успехом спектакль едва ли не в первую очередь обязан Эймунтасу Някрошюсу. По поводу его режиссуры в "Детях Розенталя" уже высказаны два противоположных мнения: одни считают ее слишком прямолинейной, другие - слишком перегруженной, но и те и другие полагают при этом, что она не соответствует партитуре. На самом деле Някрошюс делает все возможное, чтобы эту весьма неровную партитуру поддержать сугубо театральными средствами, пусть даже в чем-то и идя поперек. Но если режиссура вызывает тем не менее двойственное ощущение, то причина не столько в ее взаимоотношениях с партитурой, сколько совсем в другом. Взявшись за этот, прямо сказать, не самый близкий ему материал, режиссер прежде всего увидел в нем возможность еще раз свести счеты с "проклятым советским прошлым". Поскольку же эта тема завершается в первом акте, во втором режиссура превращается в некий самостоятельный аттракцион и нередко пробуксовывает. Някрошюс повторяет многие из своих фирменных приемов, но, не поддержанные внутренним содержанием, они зачастую работают на холостом ходу. Тем не менее публику они гипнотизируют, и в этой упаковке она охотно глотает и самое оперу. Правда, речь идет о "продвинутой" публике первых премьерных спектаклей. Как отреагирует обычная публика и пойдет ли она вообще - вопрос открытый.
...Крайности, как известно, стоят друг друга. На одном полюсе - заочное обвинение в "порнографии", основанное исключительно на репутации Владимира Сорокина, столь же смехотворное, как и попытки на полном серьезе его оспаривать (тем не менее, к изумлению тех, кто читал хоть что-нибудь сорокинское, отмечу, что в "Детях Розенталя" нет ни совокуплений, ни отправления естественных потребностей, а самое бранное слово - "паскуда", в лексиконе этого писателя кажущееся вполне безобидным). На другом - разговоры о "прорыве". Конечно, никакой это не прорыв. Просто довольно любопытный эксперимент с весьма неоднозначными результатами. Новая сцена и позиционируется как экспериментальная. Можно сказать и так: это верный шаг в не совсем верно выбранном направлении. Новые произведения необходимы, но коль скоро их не было столько лет, к "первой ласточке" особые требования, чтобы она не оказалась и последней где-нибудь так на ближайшее десятилетие.

Современные русские композиторы: Леонид Десятников
Vladimir Martynov - Spaces of latent utterance (2012) Vladimir Martynov - Spaces of latent utterance in DOM - 11-03-12

Татьяна Герасимёнок - The Creed (2015) Vladimir Martynov - Spaces of latent utterance in DOM - 11-03-12

Pavel Karmanov - Music for Firework concert version by Alexei Khanyutin The Posket symphony, Nazar Kozhukhar Назар Кожухарь Карманов Ханютин

ТПО "Композитор" - Jeux d'enfants Детские игры - Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова Екатерины Поспеловой -

Леонид Десятников - Эскизы к Закату Секстет для скрипки, флейты, кларнета, контрабаса и фортепиано

Владимир Мартынов - Войдите! (части 5, 6) Татьяна Гринденко, скрипка Ансамбль Opus Posth

Владимир Мартынов - Войдите! (части 3, 4) Татьяна Гринденко, скрипка Ансамбль Opus Posth

Павел Карманов - Cambridge music Владилав Песин, скр. Максим Новиков, альт Ольга Демина, влч. Петр Айду, фп. Видео и

Антон Батагов - Бодхичарья-Аватара Поет верховный лама Калмыкии Тэло Тулку Ринпоче

Владимир Николаев - Геревень, балет Телесюжет. Пермь, октябрь 2012

Леонид Десятников - По канве Астора Екатерина Апекишева, фп. Роман Минц, скрипка Максим Рысанов, альт Кристина Блаумане, виолончель

Тарас Буевский - Концерт для фортепиано и струнного оркестра Наталья Богданова, камерный оркестр "Времена года", дир. Владислав Булахов. Международный фестиваль современной музыки "Московская

Леонид Десятников - Свинцовое эхо на стихи Дж.М.Хопкинса, 1990 Уильям Пьюрфой, контратенор Роман Минц, скрипка Сергей Полтавский, альт Евгений

Владимир Мартынов - Этюд «На пришествие героя» Одиннадцатый Фестиваль Работ Владимира Мартынова, 10.03.2012, ДОМ

Леонид Десятников - Зима священная 1949 года: VI - Спорт Симфония для солистов, хора и оркестра (1998) Симфонический оркестр Виннипега, солисты и хор Дирижер

Петр Поспелов - Селима и Гассан Симфонический триптих. Концертный зал Чайковского. Финал Конкурса композиторов YouTube 2010

Pavel Karmanov - Force major (2010) studio record for 2 Violins & 2 Pianos - Elena Revich, Marina Katarzhnova (violins) Vadym Kholodenko

Владимир Тарнопольский - Чевенгур Наталья Пшеничникова Студия Новой Музыки Марина Рубинштейн (флейта) Никита Агафонов (кларнет) Михаил Оленев (тромбон)


Петр Поспелов – Грузинская песня "Ожерелье". Слова народные, перевод Яна Гольцмана Елизавета Эбаноидзе, голос Кирилл Уманский, фп. Сортавала, Дом

Петр Поспелов - Искатели жемчуга в Яузе Кантата для сопрано, облигатной трубы, ансамбля и камерного оркестра Москва, Дворец на Яузе, 31.12.2011.

Павел Карманов - Forellenquintet NoName Ensemble 2012 Дир. Марк Булошников. Безухов-кафе, Нижний Новгород

Александр Вустин - Приношение для фортепианного квартета и ударных. Wiener Konzerthaus 17 февраля 2005, впервые исполнено ансамблем Kremerata

Pavel Karmanov - THE WORD in BZF, St-Peterburg Youth chamber choir of St.Peterburg's Philharmonic society by Yulia Khutoretskaya. Павел Карманов - "СЛОВО"

Павел Карманов - GreenDNK в БЗК Татьяна Гринденко и Opus Posth. Большой зал консерватории



Pavel Karmanov Second Snow on the Stadium by Kevork Mourad - Maxim Novikov - Petr Aidu Maxim Novikov Arts Production— в Spring Music Academy.


Антон Батагов - Джон Кейдж жил на углу 6-й авеню и 18-й улицы Видео: Алиса Наремонти New York City 2012 Эта музыка включает в себя аудиозапись, сделанную

Павел Карманов - Cambridge music Таллинн, Eesti musika paevad. Ася Соршнева, скрипка. Марина Катаржнова, альт. Петр Кондрашин, влч. Петр

Татьяна Герасимёнок - Insomnia.Poison (2016) Таллинн, Eesti musika paevad. Ася Соршнева, скрипка. Марина Катаржнова, альт. Петр Кондрашин, влч. Петр

Другие видео