Павел Карманов - Семь минут до Рождества Эрмитажный театр 14.01.2011 Иван Бушуев, флейта. Марина Катаржнова, скрипка. Владислав Песин, скрипка. Лев Серов

Владимир Мартынов - Игры ангелов и людей Мистерия (фрагмент): Литания Богородице. Игры ангелов и людей (2000) Москва, 28.11.2011, Костёл Непорочного

Леонид Десятников - Возвращение для гобоя, кларнета, двух скрипок, альта и виолончели Премьера на фестивале "Возвращение", январь 2007

Татьяна Герасимёнок - BOHEMIAN ALGAE (2017) "Bohemian Algae" is the Sacred Ritual of the Holy Trinity. Preface: "The world –

ТПО Композитор - Детские игры - Москва, "Возвращение", 2009 Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова песни Екатерины Поспеловой. Для большого ансамбля

Джон Кейдж. Лекция о ничто Российское ТВ, 1992. «Лекцию о ничто» исполняют: Владимир Чинаев Алексей Любимов Герман Виноградов

Владимир Николаев. Танцы вокруг банановой кожуры Экскурс в прошлое. На заре увлечения электроникой. Симпатичная электронная вещица из далеких разбойных 90-х

Pavel Karmanov - THE WORD in BZF, St-Peterburg Youth chamber choir of St.Peterburg's Philharmonic society by Yulia Khutoretskaya. Павел Карманов - "СЛОВО"

Владимир Мартынов - Бриколаж (фрагмент) Исполняет автор 23.02.2008 в КЦ ДОМ http://dom.com.ru/

Владимир Мартынов - Войдите! (части 3, 4) Татьяна Гринденко, скрипка Ансамбль Opus Posth

Владимир Николаев - Игрища Музыкальное представление Видео с концерта фестиваля «Другое пространство». Москва. 20 июня

Sergey Khismatov - To the left II | souvenir No name ensemble cond. Mark Buloshnikov

Pavel Karmanov – Musica con Cello – with New Russia State orchestra Boris Andrianov (Cello), Ksenia Bashmet (Piano), Andrey Ivanov (Bass), Vartan Babayan (drums) "New Russia"

Квинтет Квинтет памяти музыканта написан по заказу Алексея Гориболя и Рустама Комачкова для вечера памяти

Петр Поспелов. Внук пирата. 1. Увертюра «Платформа». Винзавод, 29.11.2013

Леонид Десятников - Путешествие Лисы на Северо-Запад для сопрано и симфонического оркестра на стихи Елены Шварц. Солистка - Венера Гимадиева (сопрано).


Павел Карманов - Michael Music Pocket symphony, Nazar Kozhukhar, cond.

Петр Поспелов - Мне Бригитта скажет Слова и музыка Петра Поспелова Исполняют Елизавета Эбаноидзе и Семен Гуревич. За роялем -



Pavel Karmanov - Music for Firework concert version by Alexei Khanyutin The Posket symphony, Nazar Kozhukhar Назар Кожухарь Карманов Ханютин

Антон Батагов - Джон Кейдж жил на углу 6-й авеню и 18-й улицы Видео: Алиса Наремонти New York City 2012 Эта музыка включает в себя аудиозапись, сделанную

Петр Поспелов - Пипо растельмоз Квартет имени Э. Мирзояна и Мария Федотова, флейта Первая скрипка - Арам Асатрян Вторая



Петр Поспелов - Двенадцатая ночь - Первая песня Оливии Стихи - Анна Алямова Оливия - Елизавета Эбаноидзе Анастасия Чайкина, скрипка Валерия

Павел Карманов - Forellenquintet NoName Ensemble 2012 Дир. Марк Булошников. Безухов-кафе, Нижний Новгород

Владимир Тарнопольский - Jenseits der Schatten Ансамбль musicFabrik, дирижер Вольфганг Лишке

Другие видео

Музыкальная критика



Путь к горе

Композитор Алексей Сюмак о Реквиеме и «человеке в черном», администрации президента и современной музыке

Ведомости-Пятница / Пятница 30 апреля 2010
— Как вас сегодня следует называть?
Мы приурочили проект к 65-летию окончания войны, для нас это не праздник, а страшный день. Невозможно радоваться, когда эта трагедия затронула каждого человека
— Я недавно позвонил своему другу, композитору Борису Филановскому, и услышал: «Ну здравствуй, государственный композитор!» (Смеется.)
— Расскажите, как сложилась эта идея и этот заказ.
— Весной прошлого года мне позвонил Кирилл Серебренников, с которым мы как раз закончили спектакль «Киже», и говорит: «Давай не останавливаться, пока есть желание и внутренняя потребность. Да и, по-моему, получается у нас хорошо. Давай напишем Реквием. Есть предложение сделать это в МХТ». И вот мы встретились. Сначала обсуждали, какими камерными средствами можем располагать, потому что не знали, на какую поддержку и в чьем лице можно расcчитывать. Боялись браться за амбициозные вещи. Я проштудировал церковные мессы — от эпохи Возрождения до наших современников. И начал рассказывать Кириллу о том, как строится месса. Вдруг он неожиданно зацепился за интересный факт — что мессу предваряет Confiteor, исповедь, за которой следует хоровой номер, потом опять чтение священника (то же самое и в православной службе — чередование чтения с хорами). От этой схемы мы стали отталкиваться — музыкальные части перемежаются чтениями драматических актеров. И когда заказывали тексты, то предупреждали авторов, что это должно быть нечто глубоко внутреннее, личное, буквально исповедь от первого лица, даже покаяние. В процессе это обрастало все большим количеством участников, и мы с Кириллом поняли, что камерными средствами не обойтись. Решили взять оркестр. Я предложил: «Давай тогда уж возьмем и хор». Подключил либреттиста Димитриса Яламаса — с ним мы писали оперу «Станция» и хорошо понимаем друг друга. У нас получилась сложная структура — понадобилось даже два хора.
— Проект все-таки оказался поддержан государством. Кто в итоге стал заказчиком произведения?
— Кирилл называет себя «человеком в черном», который пришел ко мне и предложил написать Реквием. На самом деле мы изначально надеялись на то, что проект может найти поддержку, и от степени этой поддержки зависели и масштабы проекта. В итоге подключилось много организаций, в том числе и администрация президента. Но это произошло только в марте, когда я весь Реквием уже написал.
— Что это все-таки будет — спектакль с музыкой или музыкальное произведение, оформленное в постановку?
— Я очень надеюсь, что в итоге мы не изменим себе. Сам жанр мессы не предполагает динамичного действия, и Кирилл, очень тонко и глубоко понимая сложность и специфику этого жанра, решил постановку средствами света и видео. Это тоже дань традиции канонической мессы, где все окружение — и витражи, и убранство, и музыка — влияет на человека и подготавливает его к духовным откровениям.
— Но субъективно-авторское начало тоже присутствует? Кто писал монологи актерам?
— Табакову писал текст Захар Прилепин, Янкеле Альперину — Рои Хэн.
— А Даниэль Ольбрыхский, Ханна Шигулла, Мин Танака?
— Писали сами.
— От своего лица?
— И как бы от лица народа, язык которого они представляют. Семь актеров будут читать на семи языках. Алла Демидова силой своего актерского дара решает целую часть Реквиема: Offertorium (приношение святых даров. — «Пятница») — единственная часть, в которой музыка уступает театру.
— И каждый из этих актеров символизирует послевоенный пафос своей страны — польский кинематограф, немецкую новую волну, советское кино о войне. А какой пафос заключен в названии? Реквием ведь написан на 65-летие не Победы, а именно окончания войны. Это звучит не столько патриотически, сколько гуманистически.
— Мы приурочили этот большой проект к 65-летию, для нас это не праздник, а страшный день. Невозможно радоваться, когда эта трагедия затронула каждого человека. Моя бабушка прошла всю войну и много о ней рассказывала. Для нас это внутренняя и гуманистически-трогательная история, и не хотелось бы рассказывать ее громко. Но мы не хотели и обратного: чтобы на малую сцену МХТ вышел бы народный артист и под печальную возвышенную музыку начал читать до боли известные тексты, заканчивая под ожидаемые аплодисменты. Хотелось от этого максимально отдалиться.
— У вас с Кириллом Серебренниковым и командой подряд идут заметные большие работы — «Станция», «Киже», теперь вот Реквием…
— Еще был «Демон» с Аллой Демидовой.
— Возникает ли противоречие между ситуацией заказа и свободой творчества?
— Не думаю. Инструмент, который стоит и не работает, начинает портиться. Инструмент, который эксплуатируется, лучше звучит с каждым разом. Мне всегда безумно тяжело начать. Между проектами такие маленькие паузы! А хочется найти в себе новое содержание. Поэтому каждый раз, когда я начинаю проект, все участники жутко волнуются, я вижу это: я месяц не пишу, два не пишу, три месяца не пишу, все начинают думать, что я просто ничего не делаю! А я в это время думаю, чем новая работа может стать по эстетике, по внутреннему содержанию, какие новые рычаги я смогу активировать в самом себе. И когда остаются нереальные сроки, у меня этот анализ уже доведен до такой степени плотности, что я за очень короткое время все успеваю написать.
— Можете ли вы описать свой творческий метод?
— Постараюсь. Сначала я представляю себе очень сложный объект. Вообразите, к примеру, гору: она стоит далеко, на горизонте, она имеет сложную, но при этом четкую геометрическую форму, и чем ближе ты подходишь, тем яснее видишь ее контуры и различаешь детали. Когда ты подошел максимально близко к объекту, начинаешь видеть мелкие детали — камни у подножия горы, до которых можешь дотронуться. Вот эти-то камни и есть ноты, и с этого момента начинается написание нот. Путь к горе — это огромное количество различных математических схем, пересечение различных структурных линий. На этих пересечениях гора и стоит, на них возникает произведение.
— А слушатель должен проделать обратный путь?
— Совершенно верно.
— А вы сами, как композитор, чувствуете связь с публикой на уровне пупка?
— По идее, моя музыка может показаться формализованной. Ее можно аналитически свести к математическим, схематическим или графическим формулам. Но я стараюсь, чтобы эти формулы не были голыми. Как-то на одном из концертов исполнялись «Письма без слов» — четкая, строгая, структурная вещь. После концерта подошла женщина, взяла меня за руку и сказала: «Вы знаете, это было…» — и смахнула слезу, потом другой рукой закрыла глаза и ушла. Для меня было так странно, что человек настолько эмоционально воспринимает мою музыку. Эта женщина, между прочим, профессор Московской консерватории, которая слышала и переиграла тонны музыки. Значит, этот материал — помимо меня — может оказывать воздействие. Но сам я не стараюсь понравиться, потому что всем понравиться нельзя.
— Сколько вам лет?
— Тридцать три.
— Вы — молодой композитор?
— Уже нет. По европейским правилам композитору позволяют участвовать в молодежных конкурсах до 31 года.
— В последнее время появилось целое поколение композиторов, и вы к нему принадлежите, которое сразу заявило о себе на мировой арене. Чем вы это объясняете?
— Поднялась пена от брожения. Ситуация дошла до абсурда, когда в Московской консерватории не просто невозможно было научиться чему-либо, а там даже запиралась творческая инициатива. И сейчас 90% преподавателей композиторского факультета Московской консерватории… вы будете это публиковать?
— Все, что вы скажете.
— 90% не исполняется, и я не знаю, пишут ли они вообще музыку. У меня тогда возникает вопрос: а чему, собственно, они учат? Многие ребята это видели и понимали, что им не хватает технических средств для самореализации. А потом настали сложные времена — конец 1980-х и 1990-е годы, на волне всеобщего духовного и финансового кризиса у всех опустились руки, и все просто растерялись. Никто не знал, будет ли будущее, было ли прошлое и что есть настоящее. Художник, реагирующий тонко, как барометр, тоже оказался в растерянном состоянии. Тогда эта тина стала постепенно превращаться в стимул, волнение стало нарастать. Те ростки, которые тянулись к свету, не могли просто так дать себе погибнуть. Это противление вылилось в полную свободу — когда ты от всего отказываешься, начинаешь в себе искать, с чего начать, и готов все просеивать через сито любой тонкости. Появились новые ребята — Митя Курляндский, сейчас самый «коммерческий» и востребованный российский композитор за рубежом, люди более позднего поколения — Горлинский, Хруст, Сысоев; их стало много, они стали тянуться друг за другом. Так появилось новое направление, стилистически разные композиторы, думающие о схожих эстетических проблемах. Это объединяет их в новую волну.
— Есть ли шанс у этой волны докатиться до слушателя, стать явлением культуры?
— Мне кажется, это уже происходит.
— Ваш Реквием тому пример?
— Он еще не случился!
— Но предыдущие ваши уже замеченные сочинения?
— Ну да. Но я хотел сказать о том, что у нас, у группы «СоМа» (объединение композиторов «Сопротивление материала». — «Пятница»), было много проектов, которые исполнялись за рубежом — в Германии, во Франции, в Бельгии, Финляндии, Голландии. Причем исполняли их достаточно известные ансамбли. И каждый раз это вызывало настоящий интерес у публики. Там никогда не говорят о современной музыке как о чем-то чужом, элитарном, непонятном. Не было такого, чтобы мы видели перед собой скучающую публику или какую-то особенную, вроде фанатов андеграунда. Очень разношерстная аудитория, всегда с большим интересом, участием реагирующая; иногда даже пожилые пары.
Это связано с внутренней политикой государства по отношению к современной музыке. На фестивали в Германии собираются многотысячные толпы, в Италии это тоже нормально. И никто не говорит ни о какой оторванности от народа. А у нас просто не знают о ее существовании. Иногда встречаешь даже музыканта, он спросит: «Современная музыка — это что, как Игорь Крутой, да?» А про понимание и поддержку со стороны государства и говорить нечего. Наш Реквием стал первым и, я надеюсь, не последним из поддерживаемых проектов.
— До этого была «Станция» и вообще фестиваль «Территория», который тоже поддержала администрация президента.
— Да, хотя это немного другое. Это современный театр — нечто более зримое, в прямом и переносном смысле. Он, как мне кажется, имеет шанс найти отклик быстрее, чем музыка.
— Значит, пока получается, что театр тащит музыку вперед, убеждая, что на нее нужно ходить?
— Да. Что нужно ее слушать. И что она может говорить за себя.
Досье
Алексей Сюмак родился в 1976 году в Москве. Окончил Московскую государственную консерваторию в 2002 году, аспирантуру — в 2004-м. На сегодняшний день является преподавателем Московской консерватории (полифония, анализ). Член Союза композиторов Москвы и России, участник групп «Сопротивление материала» («СоМа») и «Пластика звука». Победитель Международного конкурса им. П. Юргенсона в 2003 и 2005 годах, Пифийских игр в 2006 году. Автор многочисленных камерных и симфонических произведений, в том числе оперы «Станция», музыки к спектаклю «Киже» (реж. Кирилл Серебренников).

Современные русские композиторы: Алексей Сюмак
Леонид Десятников - Second hand "Отзвуки, транскрипции, посвящения" Концерт в Малом зале СПБ Филармонии 16.10.2010 Artstudio "TroyAnna"

Петр Поспелов - Петя и Волк 2 Продолжение музыкальной сказки С.С.Прокофьева. Российский национальный оркестр. Дирижер Владислав Лаврик. Рассказчик Александр Олешко

Павел Карманов - Different Brooks для фортепианного квинтета. Таллинн, Eesti musika paevad. Владислав Песин и Марина Катаржнова, скр. Ася

Владимир Тарнопольский - Jenseits der Schatten Ансамбль musicFabrik, дирижер Вольфганг Лишке

Pavel Karmanov – Musica con Cello – with New Russia State orchestra Boris Andrianov (Cello), Ksenia Bashmet (Piano), Andrey Ivanov (Bass), Vartan Babayan (drums) "New Russia"

Pavel Karmanov Second Snow on the Stadium by Kevork Mourad - Maxim Novikov - Petr Aidu Maxim Novikov Arts Production— в Spring Music Academy.

Pavel Karmanov - Innerlichkeit - Photos by astronaut A_Skvortsov Pavel Karmanov - Innerlichkeit , Photos by astronaut A. Skvortsov Peter Aidu (Piano), Ivan

Петя и Волк и не только - спектакль Московского театра кукол Сергей Прокофьев. "Петя и Волк". Петр Поспелов. "Петя и Волк - 2". Автор идеи

Павел Карманов - GreenDNK в БЗК Татьяна Гринденко и Opus Posth. Большой зал консерватории

Георгий Пелецис - Владимир Мартынов. Переписка Номер 10 (Мартынов): Полина Осетинская, фп.


Владимир Мартынов - Этюд «На пришествие героя» Одиннадцатый Фестиваль Работ Владимира Мартынова, 10.03.2012, ДОМ

О ВРЕДЕ ТАБАКА Опера по произведению А.П. Чехова. Ансамбль солистов "Эрмитаж", КМСО им. С.Т. Рихтера Художественный

Владимир Мартынов - Бриколаж (фрагмент) Исполняет автор 23.02.2008 в КЦ ДОМ http://dom.com.ru/

Дорога Фильм Алексея Ханютина - Музыка Павла Карманова


Павел Карманов - «День Первый» для смешанного хора и чтеца. Максим Новиков (альт), Евгения Лисицына (орган). Молодежный камерный хор


Владимир Николаев - Игрища Музыкальное представление Видео с концерта фестиваля «Другое пространство». Москва. 20 июня

Леонид Десятников - Зима священная 1949 года: VI - Спорт Симфония для солистов, хора и оркестра (1998) Симфонический оркестр Виннипега, солисты и хор Дирижер


ТПО Композитор - Хор жалобщиков Санкт-Петербурга Музыка Петра Поспелова и Александра Маноцкова. Стихи Екатерины Поспеловой на основе жалоб горожан Санкт-Петербурга.

Владимир Николаев - Сквозь разбитые стекла (фрагмент) Оркестр MusicAeterna. Дирижер Валентин Урюпин. Пермь. Дягилевский фестиваль. 27 мая 2013

Царица Эмма Слова Екатерины Поспеловой Музыка Петра Поспелова Солисты, хор и оркестр театра "Новая опера" Вставной

Джон Кейдж. Лекция о ничто Российское ТВ, 1992. «Лекцию о ничто» исполняют: Владимир Чинаев Алексей Любимов Герман Виноградов


Павел Карманов - Funny Valentine для альта и арфы (2012) Максим Новиков, Валентина Борисова. Звук - Александр Волков, Александр Михлин. (c) Maxim Novikov 2013

Павел Карманов - Подарок самому себе на день рождения Андрей Усов - Алексей Толстов - Вадим Холоденко 23.01.2012 Архиповский зал, Москва

Татьяна Герасимёнок - Insomnia.Poison (2016) Андрей Усов - Алексей Толстов - Вадим Холоденко 23.01.2012 Архиповский зал, Москва

Vladimir Martynov - Spaces of latent utterance (2012) Vladimir Martynov - Spaces of latent utterance in DOM - 11-03-12

Татьяна Герасимёнок - CERBERUS (2015) Vladimir Martynov - Spaces of latent utterance in DOM - 11-03-12

Александр Вустин - Плач для фагота соло, 1989

Другие видео